Искать!
БИЗНЕС
Промо-зона Краткий курс зодчества. Без песка и щебня современное строительство невозможно
ОПРОС

Где Вы намерены отдыхать нынешним летом?

В Крыму
В России
За рубежом
На даче
Дома, на диване
Другое
А что такое "отдых"?

РЕКЛАМА



МЕСТО СДАЕТСЯ




ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
Приоритет Спасибо санкциям. Агропромышленный комплекс Крыма сделал колоссальный рывок - Константинов
События Кто кому должен. В России посчитают ущерб, нанесенный Крыму Украиной
Репортаж Мир, дружба, жвачка. Правительство и заксобрание Севастополя показали согласие
Проиcшествия Деньги не пахнут? В Крыму под суд попадают и "взяткодатели", и "взяткобратели"
Политика Кровопийца? Аксёнов на пенсии хочет стать блогером, чтобы "портить нервы" врагам
Экономика Какая зарплата - такая работа. Росстат поведал, кому на Руси жить хорошо
Общество "Великое русское слово". В Крыму открылся ежегодный международный фестиваль
Интервью Владимир Терентьев: Крыму и Севастополю коррупционеры нанесли ущерб в 40 млн
Трибуна Непарадный Севастополь. Развожаев не готов расстаться с фаворитами Овсянникова?
Среда обитания Нечем дышать. Жители севастопольского поселка жалуются на атмосферу
Культура Гитлер капут. Дольф Лундгрен сыграет роль начальника гестапо крымского города
Спецпредложение Купи себе немножко рая. Продается большой земельный участок у моря в Севастополе (фото)
РЕКЛАМА



МЕСТО СДАЕТСЯ




ПАРТНЁРЫ

2014-03-10 00:01 Книжная полка

"Потомству в пример". Глава XVIII. Празднование Рождества Христова в Севастополе. Ужин в доме Гердт, который так и не оправдал ничьих надежд и упований. (Продолжение 6)



ВАША РЕКЛАМА
Слушая забавный, искренний говорок хозяйской девки присутствующие не удержались и рассмеялись во весь голос.

Невольно с лёгкой руки, точнее – язычка Шурочки в гостиной произошла смена расположение духа. Забыв о каком-либо приличии и надобности соблюдения хорошего тона,  домашние и гости смеялись, не стесняясь и не сдерживаясь, от всей души. От охватившего всех хохота Шура немного растерялась, но уже  никуда не уходила, а продолжала стоять на месте, растерянно хлопая своими ясными голубыми глазищами. Скорее чувствуя, чем понимая, что стала причиной всеобщего веселья, Шурочка слегка приосанилась и выжидательно посмотрела на свою хозяйку.

- Раз всё у тебя готово, то накрывай же скорее… – распорядилась  Гердт.

- Так всё уже готово, барыня, поросёнка только поставить осталось, да… Мартына дождаться…  Его только за смертью посылать, такой ловкий и скорый будет! - пояснила ей и всем Шура.

- Ну, тогда милка-Шурка отдувайся за Мартына сама, коль ты моего  хваткого денщика самоуправно откомандировала к ляху. Да и ну его, Мартына, и к ляху, и ко всем чертям сразу. Спой-ка нам, а я тебе подыграю. Что петь-то будем, мадмуазель? – игриво осведомился у девушки Раменский.

- А я так могу, без музыки. У нас в Николаеве, когда бабы зимой вечером собирались на посиделки у кого в хате, то всегда пели сами. И так голосисто  выводили, что аж кровь сама в жилах закипала, так ладно получалось… – спокойно и с достоинством ответила Раменскому Шурочка. – А вообще-то, барин, все меня кличут не Шурёнкой, как козу какую…

- А как и кто тебя зовёт? – не унимался Раменский.

- Дуняшей величают и дома, и на базаре.  Шуркой – только барыня, ежель что не так и осерчает жутко, ваше благородие.

- Дмитрий, не допекай девицу, – попробовала остановить брата Гердт, однако напрасно. Раменский, увлёкшись словесной схваткой с бойкой девицей, не слушал сестру. Перекинувшись с Шурочкой ещё несколькими  фразами, Дмитрий Раменский пошёл на мировую:

- Не желал обидеть. Сколько времени тебя не видел и не слышал! От того и не заметил, как ты уже в Шурочку выросла. Прости, коль, что не так. А коль мировая, то  всё же спой нам, – по-прежнему всё не унимался Раменский. – Спой и мы пойдём пробовать твоё творенье. Уж если кто и доживёт до следующего утра, так жаловаться на приготовленного тобою свина, уверен, что не станет.

- Пусть Шурочка споёт, а то ведь не отстанет, знаешь сама своего любимого братца, моя дорогая, – обратилась  к  Гердт  Марья Дмитриевна.

- Да, Аннушка, пусть споёт. Нас уже двое просят. Просим, просим!.. – подхватил просьбу Марьи Дмитриевны  её сын. – А там, глядишь, и мой Мартын от ляха со штофом объявиться. Думаю, что с целым, не початым…

Анне  Сергеевне  ничего не оставалось, как  исполнить просьбу своих родных и приказать Шуре спеть песню.

Шура вовсе не противилась воле своей хозяйки и, выйдя вперёд перед всеми,  на минуту задумалась и вдруг, внезапно, запела полной грудью  во весь свой сильный, молодой и чистый голос:
                                   
Вот мчится тройка удалая,
В Казань дорогой столбовой,
И колокольчик, дар Валдая,
Гудёт уныло под дугой.

Раменский робко, тихо-тихо, почти неслышно, словно стесняясь помешать пению молодой души, принялся подбирать мелодию. Вскоре, уловив  её мотив, принялся виртуозно, с мастерством,  достойным игры настоящего маэстро, аккомпанировать Шурочке, отчего звучание песни разом стало выразительнее, колоритнее и сильнее:

Ямщик лихой – он встал с полночи –
Ему взгрустнулося в тиши;
И он запел про ясны очи,
Про очи девицы-души:

"Вы очи, очи голубые,
Вы сокрушили молодца,
Зачем, о люди, люди злые,
Вы их разрознили сердца?  

Для  Анны  Сергеевны  выбранная Шурочкой песня не была новой, так как она сама и уже сравнительно давно научила девушку её петь. Тем более, она прекрасно знала, что песня эта была написана столичным, молодым, однако достаточно известным музыкантом и композитором. Дмитрий сам прислал ей в Севастополь это сочинение Глинки. Именно избранный автором сюжет и способ выражения  переживаемых чувств песенного героя был равно принят как и в обществе, так и среди простого люда, только теперь как народная или ямщицкая песня.

Теперь я горький сиротина".
И заливался соловьём.
И вдруг махнул по всем по трём,
И тройкой тешился детина.

Шурочка закончила петь и посмотрела на свою барыню.  Гердт  захлопала в ладоши и все вслед за хозяйкой дома принялись громко рукоплескать, выражая свои чувства, вызванные исполнением песни.

Только один Стройников продолжал находиться в каком-то оцепенении, не в силах выйти из него. 

- Семён Михайлович, что с вами? - подошла и негромко спросила его Гердт. - Вам нездоровится? О чём вы так весьма задумались?

- Да так, ни о чём. Просто мне в какое-то мгновение показалось… мне вновь послышался голос цыганки…  впрочем, всё это чушь и обращать на это не стоит ровным счётом никакого внимания.

- Тогда, господа, прошу всех к столу! – весёлым голосом позвала всех в зал Гердт. И, словно придавая весомость словам хозяйки, большие напольные часы  в красивом, резном футляре работы немецких мастеров ещё прошлого века пробили своим глухим, тяжёлым и вместе с тем мелодичным голосом девять часов вечера.

"Эти часы сделаны умелыми немецкими часовыми мастерами, а вот уже не один десяток лет точно служат России и отбивают наше, российское время… Время… Время неумолимо движется вперёд и ничто его не смеет остановить, будь то русское или немецкое или какое другое время. Даже сама Смерть не в силах этого сделать! Ужасная, страшная Смерть – это простая служанка Времени. Она лишь только следит, чтобы вовремя  отхватить у живой твари  отпущенный ей Всевышним отрезок жизни. Тварь умирает, Смерть забирает к себе и человека, и животное, коим по сути своей является человек, а Время продолжает своё течение дальше, вперёд, словно и не жил до этого никто…", - думал Казарский, разглядывая сидящих напротив за столом Стройникова и Лазутина.

"Однако сегодняшний вечер ничто иное, как смотрины. Анна  Сергеевна являет матери и брату своего избранника. Но, даже если родные и не одобрят её выбора, то для себя она уже приняла решение, и от него уже не отступится ни за что. Выбор сделан, господа! Теперь очередь за Сенечкой… Только почему Стройников никак не решается сделать предложение? Всё так складно получается и все уже так заждались кульминации всего представления!.."

Казарский почувствовал усталость и ему вдруг захотелось встать из-за стола, выйти на улицу и вдохнуть свежего холодного воздуха. Он уже не слушал каких-то смешных армейских повествований и шуток майора, который под конец вечера, наконец-то, разговорился, да так, что не было сил его заставить замолчать. Александр никак  не вникал и совершенно не понимал на редкость интересных и остроумных историй из дворцовой жизни, рассказываемых милым и компанейским Раменским. Казарскому захотелось покоя и, повернувшись к Гердт, он тихо, усталым голосом произнёс:

- Милая  Анна  Сергеевна, если бы вы только могли знать, как мне хочется скорее всё бросить и на корабль, и в море…

До этого он никогда не позволял себе так откровенно обращаться к  Гердт, называя её милой.   Гердт  не удивилась, а тем более не обиделась этому. Она посмотрела прямо в глаза Казарскому и в её взгляде Александр прочёл:"И вы мне милы, но наш Семён оказался решительней".

Никто не обратил никакого внимания на эту мелочь в отношениях между Гердт  и Казарским, так как были всецело увлечены поросёнком и рассказами историй, естественно, из службы и про службу, которым, как могло показаться, не было ни конца, ни края.  Они сыпались из уст уже изрядно весёлых офицеров, словно из рога изобилия.

Но всё же единственной, кто заметил и прочел взгляд Казарского и ответный взгляд Анны  Сергеевны, была ее мать. В свою очередь Марья Дмитриевна внимательно посмотрела на дочь, стараясь распознать, нет ли каких перемен в настроении  Анны. Не осознавая почему, но этот высокий и хрупкий офицер ей импонировал больше, чем большой и сильный красавец Стройников. В нём, в Казарском, пожилая женщина почувствовала целостность натуры, искренность и честность всех намерений, а тем более деяний при любых обстоятельствах. Она своим сердцем почувствовала его непорочную душу и ощутила твёрдость его духа, характер скромного офицера, который и отличает настоящего мужчину. К её сожалению, этого она, как ни старалась, но увидеть у Стройникова так и не смогла.

Между тем, на столе уже было трудно разглядеть остатки поросёнка. Поросёнок у Шурочки удался на славу, но его уже доели и необходимо было опять менять стол.

- Пойду, схожу на кухню и велю Шурочке ставить самовар, -  сказала Марья Дмитриевна  Анне. – Мужчины пусть выйдут в сад и подымят своими трубками, а то, небось, уж извелись наши капитаны. А там и головы заодно немного поостынут на свежем воздухе.

Раменский и майор не курили, что было большой тогда редкостью, а Казарский со Стройниковым прошли в небольшой сад, который имелся за домом и доходил до самого обрыва в сторону бухты.

В соседних домах света уже не было видно, там уже почивали. Безмятежное безмолвие зимней ночи изредка нарушал лай собак и доносившиеся с бухты окрики часовых: "Слушай!.." Друзья молча, не спеша, подошли к краю сада и остановились у небольшого не то забора, не то просто ограждения, сложенного из собранных здесь же камней. Стройников, пока Казарский набивал трубку, раскурил свою, а затем передал ему огниво. Наконец, и у Казарского трубка пыхнула ярким огоньком. Глубоко затянувшись, Казарский выпустил облако седого густого дыма в сторону и, не поворачиваясь лицом к Стройникову, тихо спросил:

- Отчего же ты молчишь, Сеня, и не делаешь своего предложения? Вся семья ждёт твоего слова, разве не видишь? Даже герой-артиллерист и тот всё без подсказки разом  понял, а ты вдруг немотствуешь… Или ты передумал просить руку Анны Сергеевны и объяснять её родным  своё намерение жениться? Чего ты испугался, Семён? Скажи же им сейчас, они ждут тебя… .

- Знаешь, Санечка, чего я боюсь в жизни? Боюсь не вернуться с похода… Сегодня делаю предложение, завтра в море… Идём не под Анапу, а в Сизополь, который удержать невозможно, а сдать нельзя. Чем всё кончится, не знаю, боюсь только, что фортуны мне на этот раз не хватит. Спиной чувствую, что ушла удача от меня, а почему – понять не могу. Дошло до меня это только, когда Шурка петь начала. Открыла она мне моё настоящее имя, и знаешь какое? – Горький сиротина!

- Так ты что, ничего не скажешь им?

- Сегодня нет! – твёрдо проговорил Стройников и сделал глубокую затяжку.

- Никак не могу понять тебя, дружище! Ты же добивался её и добился! Она любит тебя и будет любить всегда таким, каким ты есть, даже если от тебя не только фортуна отвернётся, а и весь честной мир. Потому что это святая женщина. О таковых барышнях только и говорят: "Женщина на "Ятъ"! и о жене, как Гердт, только мечтать можно, – с неприкрытою обидой за   Анну  Сергеевну  выпалил Казарский.

- Да уж не влюблены ли и вы случайно,  мой дорогой друг, в Анну Сергеевну? – с язвительностью спросил Стройников, желая уколоть своего друга в самое больное место.  И ему это удалось. Увидев замешательство Казарского, он отвёл от него свой равнодушный взгляд и устремил его в темноту ночи. А оттуда, словно из самой преисподни, доносилось всё тоже: "Слушай!..", но слушать было уже нечего.

И тут Казарский, поддавшись внезапно нахлынувшему на него гневу, схватил за ворот шинели Стройникова и, стараясь как можно выразительнее и понятнее произнести каждое слово, натужно, каким-то до неузнаваемости чужим голосом прохрипел:

- О смерти и опасностях будешь рассказывать юным девицам, а не мне! Война на то и есть война, чтобы геройской смертью пасть в тяжком бою, либо одолеть врага и выжить, став тем же героем, но и ещё победителем. Мы сами, добровольно избрали для себя судьбу флотских офицеров и теперь, пока мы  стоим на палубах наших кораблей,  Смерть для нас самая близкая соседка. Так, значит, и терпи такое соседство, стиснув до боли свои зубы, либо до геройской кончины, либо до полной отставки, чтоб тебя тогда костлявая,  дав нынче отсрочку, потом в домашней постели, обставленного пузырями с различными снадобьями и суетой дворовой челяди  взять смогла!

- Кампании конец – тогда я с Анной под венец! Прости за неуместное стихоплётство, но так само получилось. А если смерть найду, то счастьем осыплешь её ты. И не дёргайся понапрасну, без обиды говорю, так как всё вижу, всё знаю, но ничего никому не скажу… – тихо молвил Стройников. Он легко разжал руки Казарского, держащие борта его шинели. – Пойдём в дом, Саша, а то холодно уже.

Из тьмы ночи опять донеслось грустное "Слушай!.." - это часовые по всей Южной бухте с усердием перекрикивались между собой, доказывая себе и начальству, что вахта несётся бдительно. Стражи города и флота не спят!..

В этот вечер Стройников так и не сделал Анне Сергеевне Гердт  столь желанного ею предложения.  Должно быть, не осмелился, чувствуя что-то неладное.  И само прощание было какое-то неестественно холодное, с соблюдением всех правил приличия, которые без особых затруднений затмили бы бесчувственную сухость и холодность английского протокола, доведись нашим героям жить в туманном Альбионе.

Сердца, питающие друг к другу нежные чувства, так не расстаются. Но ни Семён, ни Анна и не могли предположить, что это была последняя в их жизни встреча. Совсем скоро случится непоправимое и имя её возлюбленного будет предано анафеме и полному забвению. А она, так и не поправившись от полученного предательского удара Судьбы, навсегда оставит Севастополь для того, чтобы посвятить остаток своей жизни благотворительности и воспитанию детей-сирот.

Однако в тот зимний вечер каждый из них верил и надеялся, что следующая их встреча станет по-райски счастливой, по-настоящему золотой встречей.  А пока они расставались с необычно странными чувствами недоговоренности и незавершённости начатого и так желаемого ими обоими дела. Они разлучались с  желанием скорее вновь увидеться, чтобы тогда всё основательно решить. В тот холодный вечер у них обоих ещё оставалась и пламенела в сердцах на это и вера, и надежда.

Но, увы… Ни Семён Стройников, ни Анна Сергеевна тогда не смели и предположить, что Судьба уже приготовила каждому из них совершенно другой удел.  Она приготовила  им участь в корне отличную от ими желаемой, наполненную до самых краёв драматизмом уже грядущих, тяжелейших событий. Эти события в скором времени перетрут в своих жестокосердных жерновах не просто человеческое счастье двух влюблённых, но  втянут в смертельный водоворот и изувечат  многие жизни самых близких и родных им людей, метнут тёмную тень бесчестья на прославленную историю Российского императорского военно-морского флота.

Жребий Фортуны уже разъединил их жизненные пути сейчас и навсегда. Более им не будет уготовано встретиться никогда. Всю оставшуюся жизнь только в самых потаённых уголках их сердец будет храниться память о давно минувшем былом, так и не ставшими явью их счастье и любви. Однако и Стройников, и  Гердт, не ведая об устремлениях Фортуны,  продолжали питать надежду на скорое лучшее…

* Продолжение следует 

Автор: Олег Довгалюк
Источник: Крым Вечерний
Просмотров: 142
Комментариев: 0
Тэги: Мир  литература  книга  Довгалюк 

В тему:
Последние комментарии:
Читать все комментарии

Добавить комментарий
Пожалуйста, придерживайтесь темы данной публикации, для общения на другие темы у нас есть форум. Выражая свое мнение, соблюдайте общепринятые правила приличий. Площадная брань, оскорбления, спам и т.п. удаляются. Количество знаков в комментариях ограничено. Действует лимит 24 часа/комментариев для не зарегистрированных пользователей.

Ваше имя (*)
Тема (*)
Комментарий (*)
Число на картинке (*)

    Последние публикации
Владимир Терентьев: Крыму и Севастополю коррупционеры нанесли ущерб в 40 млн
Почти за 10 лет существования Следственного комитета России в суды было направлено более 80 тысяч уголовных дел о коррупционных преступлениях. Обвиняе >>>

Непарадный Севастополь. Как пилят в правительстве врио губернатора Развожаева (ФОТО)
Все полезные для общества кампании в России начинаются, как правило, после чрезвычайных происшествий, сопряженных с человеческими жертвами и масштабны >>>

Минздрав предупреждает. В Крыму пожилые женщины курят больше пожилых мужчин
Ежегодно от последствий употребления табака в мире умирает порядка семи миллионов человек. В России с 2013 года действует антитабачный закон, который >>>

Лондон, гуд бай. Севастопольского депутата проверят на наличие бизнеса в Британии
Сведения о том, что депутат Законодательного собрания Севастополя Михаил Брицын и его семья могут быть связаны коммерческими интересами с Великобритан >>>

Динамика положительная? Крым и Севастополь снова плохо тратят деньги ФЦП
Прогноз по освоению средств федеральной целевой программы в 2019 году: Республика Крым – 96%, Севастополь – 90%. Такие данные сегодня озву >>>

Битва разведок. Украинская "Мата Хари" задержана в Севастополе сотрудниками ФСБ
ФСБ задержала гражданку России, которая в Севастополе собирала сведения военного характера для украинских спецслужб. Об этом сообщили в центре обществ >>>

Путешествие из Санкт-Петербурга в... Севастопольский поезд обогнал симферопольский
В новогоднюю ночь севастопольские поезда оказались более востребованными среди россиян, чем идущие в Симферополь. На поезда, идущие между Севастополем >>>

Закон джунглей. Аксёнов и Зубков обменялись претензиями по поводу крымских зоопарков
Владелец «Сказки» и «Тайгана» Олег Зубков составил список требований, которые, по его мнению, должны выполнить власти Крыма дл >>>

Бей своих, чтоб чужие боялись. "Зе" ввел санкции против юрлиц, работающих в Крыму
Кабинет министров Украины ввел санкции против 131 юридического лица, работающего на территории полуострова. Об этом сообщается на сайте "министер >>>

Отдыхайте пока. Волченко отправляет крымские малые отели на налоговые каникулы
Государственный совет Республики Крым принял в двух чтениях законопроект о предоставлении налоговых каникул собственникам малых отелей и гостевых домо >>>

Коллективный разум
Форум

Лучше раз увидеть
Фотогалерея

Планета. Турция: Босфор
Реклама




МЕСТО СДАЕТСЯ





Интересное у нас
Мир "Нет такой силы". Лукашенко считает, что вопрос Крыма закрыт "раз и навсегда"
Скрижали "Томос", гуд бай? Суд Киева приостановил "переименование" УПЦ
Здоровье Есть магнезия в шприце! Розенбаум реанимировал пассажирку, летевшую в Крым
Отдых То ли еще будет. Украинские пограничники утонули в потоке желающих попасть в Крым
Авто Не пей, не кури. МВД ищет ответственных за коноплю, растущую вдоль крымских дорог
Спорт Марафон. В апреле полторы тысячи россиян собрались бегать по Ялте два дня
Книжная полка Сказка на ночь для участников "АТО". Про Черного Сепара и плазменный телевизор
Реклама



МЕСТО СДАЕТСЯ



Блоги
.
.
Погода
Уже история
Архив Регистрация в "Одноклассниках" стала платной
На правах рекламы Учебники английского языка от интернет-магазина DS GLOBAL
Реклама