Искать!
БИЗНЕС
Промо-зона Дорога к Храму. ООО "Суэста" помогает Свято-Георгиевскому мужскому монастырю (ФОТО)
ОПРОС

Переболели ли Вы, Ваши родственники и знакомые COVID-19?

Да
Нет
Не знаю
А что такое COVID-19?

РЕКЛАМА



МЕСТО СДАЕТСЯ




ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
Приоритет Лед тронулся. Лужкову могут присвоить звание почетного гражданина Севастополя
События Не дай себе засохнуть. В Крыму постепенно наполняются большинство водохранилищ
Репортаж Идет боевая учеба. В Крыму прошли "снайперские дуэли" военнослужащих ЧФ
Проиcшествия Вор должен сидеть. Севастополь по росту преступности обогнал Крым в 12 раз
Политика Неожиданно. Поклонская рекомендовала измерить не крымчан, а "кое-что другое"
Экономика Свободная зона. Правительство России предоставило льготы крымскому бизнесу
Общество Правда глаза колет. Житель Украины рассказал согражданам о жизни в Крыму
Интервью Андрей Бородин: Крым создан для гармонии души и тела
Трибуна Клинические испытания. Крым как симптом весенних обострений
Среда обитания Снегопад стучит в окно. Обильные осадки наполняют крымские водохранилища
Культура Твори добро. Спиваков поможет крымским монахиням материально
Спецпредложение Хочешь зарабатывать на валютной бирже? Компания Forex4you - твой лучший выбор
РЕКЛАМА



МЕСТО СДАЕТСЯ




ПАРТНЁРЫ

2013-12-07 10:23 Книжная полка

"Потомству в пример". Глава V. Осада крепости Анапа и неудачи русских войск при штурме турецкой крепости. Отличие команды и умелые действия капитана брига «Соперник». (Продолжение 2)



ВАША РЕКЛАМА
О чём думает или о ком переживает Анна  Сергеевна? Но тут Казарского вернул к действительности голос Грейга.

- Так вот, милейший Александр Иванович, уж позвольте мне без всякого артикулу к вам обращаться. Толчём  воду в ступе под Анапою почти месяц. Целый месяц и всё псу под хвост! Дождались, что среди пехоты в лагере чума свирепствует! И никакого последствия нам впрок в подобной игре не предвидится. Флот почти бесполезен, ибо кроме как исполнять обязанности часового на посту у входа в бухту мы другого себе позволить никак не можем. Глубины, а точнее отсутствие этих глубин в бухте только и позволяют лишь немного попалить двойным зарядом пороха в сторону крепости безо всякого толку на то дело. Сегодня вынужден был воспретить тщетно порох жечь и подвергать неразумному риску матросские жизни. Давеча на "Скором" карронаду разорвало, а нынче на "Императоре Франце" орудие не выдержало заряду и разорвалось напрочь, перебив весь расчёт. Расчёт - в куски, огонь к пороховым зарядам стал подходить. Едва пожар затушить успели…  Не успей – быть беде большой! От взрыва корабля на шаг стояли. Спасибо Богу да Николе Угоднику – отвели от нас, православных, напасть…

Тут Грейг замолчал. Откушав  немного своего любимого варенья и отпив глоток горячего чаю, взял какие-то листы бумаги и принялся с остервенением обмахиваться ими, словно веером. Не чуя в них толку, бросил их обратно на стол. Наклонившись к Казарскому, продолжил говорить:

- Второго дня светлейший приказ прислал. В их подразделениях на берегу почти треть народу положено турецкими вылазками, штурмами да чумой. Ещё неделю такой мышиной возни вместо отлаженных дел армии и флота, и  штурмовать будет некому.  В самый раз нам капитуляцию турку подписывать. Так вот, светлейший повелел начать формирование и подготовку штурмовых команд из числа охотников. Завтра я разошлю приказ о  подготовке  от каждого корабля штурмовых команд в соответствии с числом матросов. Над каждой командой стоит старшим офицер. А теперь главное. Как известно, на кораблях осадных орудий не положено иметь. Да мы их и не имеем, кроме как на "Сопернике", да на "Успехе" и "Опыте"… Понимаешь теперь меня?

- Разгруженный бриг со снятыми с него батареями в осадке способен ходить по мелководью, а его бомбарда вполне досягать будет не только крепостных стен и укреплений, но и изрядный участок города станет весьма уязвимым, – начал  понимать командующего Казарский. - Турки, ждущие опасности со стороны суши, вовсе не помышляют о затаившейся беде с моря. И "Соперник" с двумя сродственниками принесёт им, поганым погибель, а нам славную викторию.

- Не спеши в преисподнюю, прежде всё обдумать надобно. То, что не ждут они нас со стороны бухты – это верно. И орудия они все перенесли на ту сторону крепости, а потому и солдат положили столько. Первоначально ты пойдёшь и вымеряешь глубины и только после того, как сверишь с нашей картой, начнёте бомбардировку стен. Не останавливайся! Пали и денно, и нощно. Нельзя будет им дать опомниться. А тем более пушки вернуть на место. Ясно, чего я хочу?

- Так точно, ясно, ваше превосходительство, – ответил Казарский.

Далее Грейг повёл разговор о "Сопернике", о том, как удалось лейтенанту побудить к жизни бриг, зажечь на дело команду. Адмирал с нескрываемым интересом слушал Казарского и опять ловил себя на мысли, что этот лейтенант в своё время сможет заменить его: грамотный, думающий,  напористый, а главное – лишен лицемерства.    

Допив чай, Казарский поднялся и запросил добро вернуться на бриг, чтобы отдать распоряжения и успеть подготовиться к завтрашнему дню. Грейг не стал возражать и задерживать лейтенанта. Прощаясь, он поднялся и сказал:

-  Лейтенант, помните, что ваш старый бриг завтра будет стоить всего Черноморского флота. Берегите себя. А пока вы будете готовить нашу победу, я ознакомлю с нашим планом светлейшего, чтобы избежать несогласованности. Уж как зол он от этой чехарды, как зол! Теперь, как старший по должности, командование всеми действиями он принял на себя. Помните, что я вам сказал, и прощайте!

На корабль лейтенант Казарский вернулся, когда команда разошлась с вечерней молитвы. Построив матросов, он кратко поставил задачу по подготовке к действиям "Соперника" в бухте Круглая.

Утром следующего дня с первыми лучами солнца в бухту, не спеша, зашёл бриг "Соперник". Он несколько раз прошелся с одного конца бухты к другому, постоянно замеряя глубину и всякий раз беря всё ближе и ближе к берегу, пока не дошёл до позволительного предела. С крепостных стен не прозвучало ни единого выстрела. Адмирал был прав, говоря, что турки не ждут штурма крепости с моря.

Спокойно, на глазах у неприятеля, выверив глубины бухты, "Соперник" стал, развернувшись носом к крепостным укреплениям. Получив флажный сигнал, вскоре к нему присоединились ещё два судна – "Успех" и "Опыт". Оповещённый о заходе русских кораблей в бухту, на стену восточного форта примчался комендант крепости Али-бек. Там, в окружении своей охраны, уже стоял посланец самого султана и хозяин одного из самых дорогих невольничьих рынков Анапы светлейший Мусса-паша. На стенах собралось множество солдат и просто горожан, пришедших поглазеть на корабль гяуров.

Никто не мог понять резона манёвров русского корабля, ставшего под стенами крепости в губительной для него близости вместе со своими товарищами.

- Светлейший Мусса-паша! Аллах помутил разум гяуров, раз они сами стали под стволами наших орудий! – начал нараспев галдеть опешивший комендант.

- Сейчас у тебя помутится разум! Где хоть одно орудие на всём форте? Кто приказал все орудия снять со стены? – закричал на и без того растерявшегося старого коменданта Мусса-паша. – О шёлковом шнуре  мечтать будешь и завидовать мёртвым, если немедля не вернёшь на место батарею! Может, тогда я тебя и угощу маленькой чашкой ароматного кофе с алмазной пылью  и спасу от праведного гнева великого Сулеймана, когда этот бриг на дно ляжет…

Договорить Мусса-паша не успел. Внизу, в бухте, там, где на расстоянии нескольких кабельтовых от форта стоял небольшой красивый бриг, заклубились облака порохового дыма. Они целиком скрыли корабль, оставив видимыми только верхушки мачт с развевающимися на них вымпелами. Стая испуганных морских птиц, поднявшаяся со скалистых берегов, с пронзительными криками кружилась в голубом небе.

Оторопевший комендант крепости, глазевший мутными глазами на голубую бухту с высоты крепостной стены, не мог понять, что происходит. Глухой раскат грома второго орудийного выстрела вернул его к действительности.

- Шайтан!.. – единственное, что мог произнести комендант.

Страх и ужас от увиденного смешались в голосе Али-бека. Его лицо побледнело, приняв землистый оттенок. Маленькие чёрные глаза вспыхнули гневом. Его телохранители в недоумении глядели на хозяина, выкатив белки глаз и скаля зубы.

Прошло несколько минут, и зрители, наблюдавшие за бухтой, заметили, что корабли осторожно продвигаются вперёд в клубах дыма. Подняв грот  для увеличения хода, они наводили свои бомбические орудия на крепостную стену, целясь в то место, где стоял комендант со своей свитой. Али-бек со всех ног кинулся догонять скрывшегося высокопоставленного сановника. И весьма вовремя - только комендант отошёл от края стены форта, как раздался оглушительный взрыв, ещё один, поднявшие до небес гору камней. Кусок стены, на которой он только что стоял, с грохотом обрушился в море. Град камней накрыл Али-бека и его свиту. Турки в панике начали сбегать со стены, ища спасения в городских кварталах.

Выбравшись из завалов, комендант, потерявший свою феску, с залитым кровью лицом из раны, рассечённой падающим острым камнем, выхватив свою шашку, попытался остановить бегущих солдат. Но было уже поздно, в крепости началась паника. Не в силах что-либо сделать, Али-бек схватил за уздцы метавшегося в страхе по внутреннему двору  жеребца. Несмотря на свои преклонные годы, вскочил на коня с лёгкостью молодого джигита и поскакал во весь опор прочь из форта, стараясь выбраться как можно скорее из-под обстрела.

А бомбардирские суда "Соперник", "Успех" и "Опыт" хладнокровно, точно на учении, продолжали артиллерийский обстрел крепости и города из своих бомбических орудий. Канониры после каждого выстрела охлаждали бомбарду, накидывая на её ствол обильно вымоченный в уксусе кусок парусины, который, словно под огромным утюгом, свирепо шипя, источал кислый, резкий, все разъедающий дух, раздражавший легкие до тошноты и головокружения не только орудийного расчёта, но и всех, кто находился рядом на палубе. Не успевал просохнуть один кусок брезента, как его снимали и тут же набрасывали на единорог следующий, и следующий, и следующий…

Так продолжалось до тех пор, пока ствол бомбарды не становился холодным и позволял заложить в себя очередную порцию пороха, после чего забивали в него туго заряд. По команде офицера  наводчик выбирал нужный угол возвышения, устанавливал его, тщательно прицеливаясь, подносил тлеющий фитиль к запальному отверстию  бомбарды. Не успевала прозвучать до конца долгожданная команда "Пли!", как воздух сотрясал грохот выстрела из орудия и всеразрушающая бомба с диким воем неслась к цели. Врезаясь в крепостную стену, она выбивала огромные воронки, сносила целые зубцы, разбрасывая во все стороны тучи каменных осколков, которые ранили, калечили и убивали всё живое, встречающееся на их пути. После выстрела от силы отдачи безоткатного орудия корабль оседал в воду так, что через якорные клюзы начинала поступать в канатный ящик забортная вода. Матросы её тут же вычерпывали вёдрами обратно за борт.

Из единорога били по навесной траектории. Выпущенная из него бомба легко перелетала через крепостную стену и взрывалась далеко в городе, накрывая и резиденцию светлейшего Мусса-паши, и величественный дом уважаемого коменданта Анапы, похожий скорее на дворец, и глинобитные хижины городской бедноты. После первого часа бомбардировки укреплений и жилых кварталов в городе появились первые жертвы, начались пожары. Погибшие исчислялись уже многими десятками. Со всех сторон раздавались крики о помощи, стоны раненых. Женщины, потерявшие своих родных и близких в этом обстреле, рвали на себе волосы, ревмя ревели и причитали, моля Аллаха обрушить свой праведный и всеиспепеляющий гнев на головы неверных.

На "Сопернике" и других русских кораблях всего этого не видели и не желали думать об истинных разрушениях и жертвах в городе от проводимой ими бомбардировки. Наши матросы намеренно не желали помышлять о том, что несут горе  жителям Анапы. Более того, каждый удачный выстрел их орудий сопровождался громовыми раскатами радостного "Ура!". И кто бы ни попытался заговорить в этот час с ними о всепрощающем христианском смирении и сострадании к мирным жителям Анапы, он бы не смог достучаться до их переполненных вековой ненавистью к этим испоконвечным истязателям родной земли сердец и быть понятым. В разуме и душе каждого русского кипела ненависть, накопленная веками угнетений и унижений ещё со времён Золотой орды, породившая свою национальную справедливость и свой закон возмездия. Око за око, зуб за зуб! - и никто не имеет права упрекнуть русский народ в жестокости и бесчеловечности, ибо не русский человек пришёл завоёвывать чужие земли! Не русские люди веками угоняли в неволю и торговали на рынках Анапы людьми, а они – правоверные слуги турецкого султана!

Да и разве думали эти несчастные турки о страданиях славянских народов, томившихся столетиями в османской неволе? Нет, не думали!  А может быть, они сострадали тысячам, сотням тысяч православных сербов, хорватов, болгар, молдаван, греков, армян, грузин, других подневольных больших и малых народов Сиятельной Порты, когда безжалостные сельджуки  топили в их собственной крови, вырезая целые селения, города? Нет, не сострадали, а со всем своим азиатским изуверским естеством глумились и издевались над обессиленными и измождёнными пленёнными воинами, желая превратить их в бессловесных рабов!

Любая, даже самая презираемая своими турецкая женщина, носящая паранджу, боящаяся показать своё лицо кому-либо из мужчин, кроме как мужу, без всякого стеснения и страха, ради потехи,  могла подойти к раздетым до нага и закованным в кандалы, прогоняемым под  ударами бича, словно бессловесный скот, словно быдло по улицам турецких городов и селений пленных русских солдат и матросов. Она не только могла подойти, она подходила к нему, чтобы унизить его, и без того униженного, убитого турецким пленом!  А разве не мирные турки продавали в неволю на невольничьих рынках Алжира и Туниса несчастных русских баб, девиц с Украины,  детей из Литвы и Польши? Да, всё это делали мирные турки! Теперь пришла их очередь держать ответ за все злодеяния своих отцов, дедов и прадедов,  на собственной шкуре испытать гнев когда-то побеждённого ими народа, а теперь в жестокой и кровавой борьбе вернувшего себе свободу! И Аллах им не защита, так как они первыми нарушили его заповеди! Это сам Аллах своей рукой карал их за грехи их народа…

Укрывшись от русских всеразрушающих бомб вдалеке от стен крепости, немного опомнившись и придя в себя от полученного шока, Али-бек попытался остановить бегущих со стороны крепости солдат, зарубив нескольких своей шашкой. Подоспевшие к нему янычары  с обнаженными ятаганами остановили летящих сломя голову славных воинов Пророка. Комендант приказал снять часть орудий со стороны русских частей у западного форта и вернуть их на крепостную стену со стороны бухты. Однако сделать это было непросто. Если орудия ещё можно было как-то перекатить с одного конца города на другой, а затем поднять и установить на стене, то к ним необходимо было перетащить на руках, через завалы и разрушения, бочки с порохом, ядра. Только к вечеру, когда русские суда прекратили обстрел форта, удалось установить часть батареи на основательно разбитых гребнях крепостной стены.

На следующее утро "Соперник" вместе с другими бомбардирскими судами, пополнив запасы пороха и уксуса, так же, как и  в прошлое утро, медленно начал заходить в бухту. Не доходя и до середины бухты, с фортов прогремели выстрелы крепостных орудий.

- Вот вам, господа, и салют наций!  Дождались!.. Наконец-то турки заметили и приветствуют нас. Весьма куртуазно   с их стороны. Если учесть, что мы уже второй день здесь гарцуем, – пошутил лейтенант Казарский. – Теперь пора и нам ответить на их приветствие. 

Всплески от падающих ядер мгновенно окружили бриг. Казарский предполагал это и, не дожидаясь, когда под прицельным огнём его корабль окажется в "вилке",  принялся осуществлять противоартиллерийский манёвр – зигзагом, поворачивая то влево, то вправо идти к бастионам Анапы, стреляя при этом из своего орудия.

Рассчитывать траекторию навесных выстрелов всегда было делом не столько трудным для человека, знающего элементарные законы физики и будучи знакомым с математикой, сколько муторным, требующим точности и времени. Специальных таблиц для расчёта траектории полёта ядер тогда еще не было, и быть не могло, так как вес ядер даже одного калибра существенно разнился,  впрочем, как и вес порохового заряда, который измерялся мерными ковшами.  Зачерпни поглубже или оступись при засыпке порохового заряда – результат всегда был один: менялась начальная скорость ядра, что приводило либо к перелёту, либо к недолёту.

Казарский ещё в Севастополе составил примерную таблицу стрельбы бомбами для своего единорога, которая теперь его здорово выручала и помогала вести прицельный, почти снайперский огонь по целям анапской фортеции.

С первого же выстрела канониры с брига метким попаданием разрушили зубцы на стене и разметали орудийные расчёты двух орудий батареи. Среди турок опять началась паника. Боясь стоящих за их спинами озверелых янычар, готовых отрубить голову всякому, кто покинет крепостную стену, турецкие канониры скорее просто палили из орудий, лупя в белый свет, как в копеечку. К концу второго дня артиллерийская дуэль турецких канониров с русским бригом приняла чисто театральное зрелище. Напуганные янычарами, стоявшими заслоном за спинами канониров,  турецкие канониры часто производили выстрел, не успев забить в ствол ядро.  Звучало весьма грозно, но и только… выстрел-то был холостым!

К вечеру бомбардирские суда под предводительством "Соперника", основательно разрушив крепостные укрепления, медленно развернулись и не спеша, словно выходя из бухты на прогулку, пошли к эскадре, продолжавшей неизменно стоять на внешнем рейде Анапы.

Али-бек с ужасом смотрел на покидающие бухту корабли и угнетенное воображение рисовало ему картину, как там, на внешнем анапском рейде, будут загружать на них новые бочки с порохом, уксусом, поднимать на борт и складывать в трюм сотни ядер, чтобы завтра прицельно выпустить их все без остатка на крепость и город.

Положение усугублялось и тем, что русская полевая артиллерия, возведя мощные земляные редуты, оборудованные защитой от огня турецких пушек,  придвинулась ближе к фортам, обороняющих город с суши.  Теперь русские обстреливали не только крепостные укрепления, но и значительную часть города. Кроме того, если раньше турки имели перевес против русских пехотных частей в артиллерии и могли благодаря высокой плотности артиллерийского огня удерживать штурмующие части русских на безопасном для себя расстоянии, то теперь, возвернув снятые ранее орудия на прежнее место и установив их на восточной стене цитадели, они заметно стали уступать в артиллерии русским, которые свезли на берег часть корабельных орудий. А если  учесть, что гяуры всегда стреляли, шайтан их сожри, намного лучше, чем правоверные, то перевес складывался вообще не в пользу турецкого гарнизона Анапы. Но самым ужасающим было то, что с появлением этих кораблей помощь турецкому гарнизону могла оказаться уже непотребною в самое близкое время.

В городе были съедены все скудные запасы продовольствия, так как осаду крепости не ожидали, к ней особо не готовились и не верили, что русские возьмут крепость в тесную в блокаду. Недовольные и оголодавшие горожане начинали роптать и во всех бедах винить коменданта крепости за его самонадеянность и глупость. Именно из-за его непредусмотрительности и бездарного руководства силами гарнизона неверные своими немногочисленными силами взяли в полную блокаду город и решились на штурм крепости.  Русские лишили всякой возможности вести какое-либо сношение с султаном, прекратили доставку провианта  в город. Горожане, несмотря на запрещение под страхом смерти пускать лошадей в пищу, начали их резать и есть, а голытьба уже переловила в городе всех собак да кошек. Многие перестали  брезговать даже крысами.

Боясь бунта и не видя другого выхода, чтобы спасти свою шкуру от народного гнева или от русского губительного ядра, комендант стал всё чаще и чаще подумывать о сдаче крепости на милость победителей. Тем более, Али-бек знал, что русский плен - это не турецкий плен. Самое страшное, что ожидало пленного турка, так это русские галеры на далёкой Балтике.  -  Немного погребу, а там и свободу даруют… - думал комендант. – Всё лучше, чем в земле сырой лежать червям на радость….  Вот если завтра опять не придут вести о помощи, то пусть простит меня Аллах, сдам крепость этим собакам, пусть подавятся…  А я спасу правоверных…  и себя.

Конечно же, комендант думал вовсе не о спасении сынов Аллаха, а о собственном спасении и от гнева султана, и от бунта горожан и солдат гарнизона. Единственной надеждой оставалось ждать если не самой помощи, то, по крайней мере, хотя бы вестей о близкой помощи. Однако ни сама помощь, ни вести о близкой помощи не пришли ни завтра, ни на следующий день. Так прошла ещё целая неделя, представившаяся Али-беку целой вечностью без начала и без конца…

А "Соперник" вместе с остальными бомбардирскими судами, не останавливаясь ни на минуту, устраняя повреждения прямо на ходу, как ни в чем ни бывало, продолжал разрушительные ежедневные обстрелы городских укреплений и части города, примыкающей к порту. Турецкая артиллерия уже отвечала одним выстрелом на их пять. Да и отвечать было уже практически нечем. Почти все орудия восточной и западной части цитадели были либо разбиты, либо выведены из строя самими расчётами, чтобы не подвергать свои жизни губительному огню русского махонького корабля. Голодные солдаты и отощавшее население города было плохой защитой для полуразрушенных укреплений цитадели. По всему было видно, что до генерального штурма осталось ждать недолго.  Крепость была обречена.

- И всё какая-то пара-тройка  ничтожных, уже порядком израненных, маленьких суденышек… В такой кораблик и снайпер попасть не смог бы с первого разу, а, сколько бед, страданий и горя  они доставили злосчастной Анапе, проклятые … - горькие думы не покидали  старого Али-бека, слуги султана, повелителя правоверных. - Правду говорят, что гяуры воистину загадочный, таинственный народ. Чем больше его бьёшь, уничтожаешь, тем сильнее и свирепей становится он. Ты его сгибаешь – он гнётся, уже совсем покорно согнулся, а на завтра опять стоит, как будто и не гнули его силой, не ломали… Увидеть бы капитана хоть одного из этих судов… Вот этого, самого умелого из всей этой стаи… - остановил свой взгляд на "Сопернике" комендант Анапской крепости.

Несмотря на огромное желание Али-Бека увидеть Казарского, он с ним так и не встретится. Его вместе с солдатами гарнизона, сдавшимися русским, отправят на север, на Балтику, где после нескольких лет, проведённых в плену,  он добровольно примет православие и российское подданство. Будучи вольноотпущенным, наречённый при крещении Алексеем, женится на русской бабе из довольно состоятельной семьи купеческого сословия и заведёт семью. А на полученные для обживания на новом месте деньги откроет трактир недалеко от Петербурга, в чём и чрезвычайно преуспеет, находясь "под каблуком" своей православной благоверной.

* Продолжение следует

Автор: Олег Довгалюк
Источник: Крым Вечерний
Просмотров: 189
Комментариев: 0
Тэги: Мир  литература  книга  Довгалюк 

В тему:
Последние комментарии:
Читать все комментарии

Добавить комментарий
Пожалуйста, придерживайтесь темы данной публикации, для общения на другие темы у нас есть форум. Выражая свое мнение, соблюдайте общепринятые правила приличий. Площадная брань, оскорбления, спам и т.п. удаляются. Количество знаков в комментариях ограничено. Действует лимит 24 часа/комментариев для не зарегистрированных пользователей.

Ваше имя (*)
Тема (*)
Комментарий (*)
Число на картинке (*)

    Последние публикации
Война продолжается. В Севастополе обезвредили более 100 старых боеприпасов
Саперы МЧС извлекли из земли в Севастополе и транспортировали в безопасное место более 100 взрывоопасных предметов времен Великой Отечественной в >>>

Туда нельзя. Крымчанам рекомендуют не ездить на Украину из-за Covid
В Крыму уровень заболеваемости COVID-19 вырос почти в два раза за последние две недели, рост заболеваемости зафиксирован в девяти районах республики. >>>

Силовой вариант. Украина при поддержке США может начать военные действия против Крыма
Киев, пользуясь поддержкой США, может организовать провокации, чтобы начать военные действия против Крыма. Об этом на совещании по обеспечению на >>>

Влага небесная. Благодаря осадкам в Крыму пополняются водохранилища
За прошедший месяц почти все основные водохранилища Крыма получили уверенные притоки. В общей сложности запасы воды в них увеличились на 9,6 миллиона >>>

Реализовать волеизъявление. В Крыму предложили ввести прямые выборы глав администраций
Глава Крыма Сергей Аксёнов и спикер парламента республики Владимир Константинов предложили ввести прямые выборы глав администраций муниципалитетов. Об >>>

Лед тронулся. Лужкову могут присвоить звание почетного гражданина Севастополя
Память экс-мэра Москвы Юрия Лужкова в Севастополе – столичный градоначальник наш город всячески поддерживал – планируется увековечить как >>>

Ритуальные заявления. Эксперт оценил перспективы возможной войны за Крым
Перспективу силового "возвращения" Крыма невозможно рассматривать всерьез, военные потенциалы России и Украины несоизмеримы. Такое мнение РИ >>>

Не всё включено. Крымский бизнес сомневается в возможностях all inclusive
Крымские отельеры оценили идею введения отечественного all inclusive. Именно такие стандарты рассматривают для внедрения в туристической отрасли полуо >>>

Твори добро. Спиваков поможет крымским монахиням материально
7 марта в Московском международном доме музыки состоится благотворительный вечер "Человек, возлюби мир! Час Баха" народного артиста СССР Вла >>>

Торговля делами. В Крыму экс-полицейские получили по 8 лет из-за публичного дома
Железнодорожный районный суд Симферополя вынес приговор в отношении двух бывших полицейских, которые получили от сутенёра взятку в 3 миллиона рублей з >>>

Коллективный разум
Форум

Лучше раз увидеть
Фотогалерея

Ракурс
Реклама




МЕСТО СДАЕТСЯ





Интересное у нас
Мир Крым - наш. Соловьев рекомендовал Украине присоединить к себе Чикаго
Скрижали Со дна "постучали". Древний парусник обнаружили ученые близ берегов Крыма
Здоровье Cтатистика. Уровень заболеваемости covid-19 в Севастополе вдвое выше крымского
Отдых Дорогой полуостров. Отдых в Крыму оказался не по карману большинству россиян
Авто Хуже воровства? Каждый пятый литр топлива в Крыму некачественный - Росстандарт
Спорт Назло маме отморозимся. Константинов намерен не смотреть спортивные соревнования
Книжная полка "Хроника флотского спецназа". Пролог
Реклама



МЕСТО СДАЕТСЯ



Блоги
.
.
Погода
Уже история
Архив В США переживают по поводу ПДЧ Украины и Грузии
На правах рекламы Совместный бизнес. Турецких инвесторов интересует строительство в Крыму
Реклама