Искать!
БИЗНЕС
Промо-зона Большое плавание большим кораблям. Севморзавод отремонтирует скоростное судно
ОПРОС

Переболели ли Вы, Ваши родственники и знакомые COVID-19?

Да
Нет
Не знаю
А что такое COVID-19?

РЕКЛАМА



МЕСТО СДАЕТСЯ




ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
Приоритет Помним. Крымские спасатели установили Знамена Победы на горах в Судаке, Феодосии и Ялте
События Пьянству - бой. В Севастополе запретили наливать в многоквартирных домах
Репортаж Понять и простить. Прокуратура извинилась перед севастопольским активистом
Проиcшествия Он по жизни загулял. На границе Крыма задержали пьяного украинского военного
Политика С вещами на выход. В Крыму сократят каждого десятого чиновника
Экономика Трагедия для Города-Героя. Севастополь недополучит как минимум 2 млрд в бюджет
Общество Некуда бежать. В Севастополе потенциальные носители COVID предоставлены сами себе
Интервью Оксана Хуповец: Будущим пенсионерам - подробно о "крымском" стаже
Трибуна Актуально. Севастополь: героическое прошлое, невнятное сегодня, неясное будущее
Среда обитания Парня в горы тяни. Охранными зонами и памятниками в Крыму стали горы и пляжи
Культура Сам себе режиссер. Ковитиди предложила крымчанам поснимать клипы на ее песню
Спецпредложение «Интерделюкс» ОOO «Interdelux» - Ваш надежный партнер в столице Украины
РЕКЛАМА



МЕСТО СДАЕТСЯ




ПАРТНЁРЫ

2013-11-29 22:38 Книжная полка

"Потомству в пример". Глава IV. В которой повествуется о корабельных порядках, нелегкой и опасной службе и жизни российских моряков, их взаимоотношениях.



ВАША РЕКЛАМА
Бриг медленно продвигался вперёд, держась в крутой бейдевинд,  под зарифленными парусами.  Покачивало-таки порядочно. Шёл мелкий, совершенно непривычный для этого времени года, противный дождь.

Начало мая 1828 года выдалось на удивление холодным и дождливым. Горизонт вокруг затянулся мглой, и по нависшему свинцово-серому небу носились седовато-клочковатые облачка. Ветер дул порывами: то затихнет, то вновь заревёт, проносясь, заунывным воем в промокших насквозь снастях. Казалось, что на Чёрное море вновь вернулась промозглая, сырая осень. Старожилы и не припоминали, когда была такая затяжная и холодная для здешних мест весна.

Уже целую неделю не выглядывало солнышко и старший штурман брига "Соперник"  корпуса флотских штурманов поручик Попов Александр Петрович, не на шутку взволновался, что нельзя столь длительное время точно определить истинное местонахождение корабля. По счислению до Анапы оставалось меньше двух дней ходу при хорошем попутном ветре, но на самом деле точно сказать, сколько ещё дней вот так вяло болтаться в море, он не брался.

Кутаясь в просмоленные парусиновые пальтишки, матросы  не отходили от своих снастей, зорко следя, как они стоят и как работают, не дают ли часом слабины, или наоборот – не слишком ли натянуты. Не дай Бог перекрутится, запутается тот или иной конец, или того хуже – лопнет, порвётся.… Иногда, когда вахтенный офицер удалялся и не мог услышать голосов вахтенных, то наиболее отчаянные позволяли себе изредка перекинуться своими отрывистыми замечаниями о погоде, встряхиваясь при этом, как утки от воды. Вахта выдалась беспокойной. Приходилось быть постоянно начеку для встречи часто налетавших шквалов.

На юте, одетые в дождевики с короткополыми зюйдвестками на головах, стоят капитан и вахтенный офицер. Капитан совершенно спокоен; молодой офицер несколько возбуждён. Первый раз в жизни молодому мичману Григорию Панкратову доводится самостоятельно править такую бурную вахту, одному принимать решения, определять место, отдавать команды по постановке-уборке парусов. Ему и приятно, и в то же время досадно, что капитан брига лейтенант Казарский  часто выходит наверх, словно не доверяя осмотрительности и знаниям молодого мичмана, считающего себя уже достаточно опытным моряком после стольких походов.

Александр Иванович Казарский,  переживший в годы своей морской юности точно такие же чувства, отлично понимая состояние  молодого офицера, нарочно не вмешивался в его распоряжения, хотя зорко наблюдал за всем, что происходило на корабле. Особенно часто и пристально он всматривался в горизонт. Вон там, на склоне просветлевшего неба, что-то чернеет, стремительно растёт в новую грозовую тучу,  и, отделившись от окоема, серым, быстро движущимся широким столбом приближается к бригу с наветренной стороны. Это несётся шквал  с мощным зарядом дождя…

Панкратов вовремя увидел подступающую опасность. Громким, чересчур громким, слегка вибрирующим от волнения голосом, вахтенный офицер несколько рано командует убрать паруса и, стараясь подавить беспокойство, охватившее его при виде грозного шквала, принимает небрежную позу лихого, ничего не страшащегося моряка. Паруса убраны и маленькое судно с оголёнными мачтами готово к встрече врага, предоставив его ярости  наименьшую площадь сопротивления

Срывая и круто крутя перед собой седые гребешки, шквал со всем своим буйством внезапно нападает на "Соперник", охватывая его со всех сторон плотным проливным дождём и непроницаемой могильной мглой. Яростно он шумит в рангоуте, гудит во вздувшихся снастях, кладёт корабль на бок и несколько секунд, которые кажутся целой вечностью, мчит его с захватывающею сердце стремительностью так, что кругом видна одна лишь кипящая пена. 

Шквал пронёсся и мгла рассеялась. Бриг выровнялся и пошёл тише. Некоторые из молодых матросов,  переусердствовав в страхе опасность,  набожно и истово с облегчённым вздохом перекрестились.

Снова с юта раздался зычный и бравый голос вахтенного офицера:

- Марсовым к вантам! Наверх пошёл! Паруса … ставить! Поторопись, живей, живей!..

Под трель боцманских дудок мачтовые взлетают наверх, разбегаются по реям, мгновенье и… "Соперник", одетый во все паруса, легко вспарывая волны своим тяжелым форштевнем из выносливого крымского дуба, слегка накренившись правым бортом, идёт своим курсом к Анапе.

- Я несколько поторопился убрать паруса, Александр Иванович? – обращается к капитану не то с вопросом, не то с утверждением несколько смущённый Панкратов. Ему кажется, что опытный капитан должен был заметить его страх перед шквалом.

- Отлично распорядились, а главное – вовремя, господин мичман, молодцом!.. Всегда лучше убраться несколько раньше, чем хоть на секунду позднее! -  проговорил с обычной твёрдой приветливостью Казарский и направился к себе в каюту. У двери офицерского коридора он остановился, повернувшись к вахтенному офицеру, прибавил:

- Если засвежеет, иль увидите паруса – то непременно дайте знать… Впрочем, навряд ли засвежеет. Стрелка барометра уверенно пошла вверх…

В то самое время, как наверху посвистывал ветер и усталые, измокшие под дождём вахтенные матросы мечтали о смене, подвахтенные, выполнив все работы по постановке парусов, отдыхали внизу. Время было послеобеденное и матросы безмятежно спали. Всё пространство жилой палубы, все укромные местечки поблизости от мачт и камбуза   были заняты лежащими в растяжку людьми. Несмотря на открытые решётки световых люков   для притока свежего воздуха, на палубе из-за большого скопления людей стоял тяжёлый запах. Пахло жильём, смолою и сыростью. Громкий дружный храп почти шестидесяти матросов, только что "выкушавших" свою чарку и плотно пообедавших незатейливым обедом: чёрным хлебом с салом и с головкой лука, щепоткой  соли или солёным огурцом, по желанию, раздавался на все лады из конца в конец. Этот храп умножала сотня "пассажиров", как в шутку прозвали между собой пехотинцев, направляемого пополнения для русского корпуса, ведущего осаду крепости Анапа.

Впрочем, спали не все. Некоторые из матросов, "похозяйственнее", воспользовавшись досугом, справляли свои делишки. Кто подгонял свою робу,  кто зашивал порвавшийся ботинок, кто перекладывался в матросском рундуке,  кто сушил у ещё теплой печи камбуза промокшие брезентовые пальто. Несколько человек слушали как вестовые,  перемывавшие тарелки, рассказывали офицерскому коку  о том, что господа офицеры "ноне дюже одобряли обед".

-  Тока один кондуктор Селиверстов фыркал… Он уж завсегда фыркает, что ни подай. Всё "фуй" да "фуй". Одно слово – "фуйка" и есть! – насмешливо заметил один из вестовых.

-  Точно так, фуйка и есть! -  повторили вестовые, давясь от смеха, видимо, весьма довольные прозвищем, которым метко окрестили младшего штурмана брига за его постоянные  придирки и привередничанье,  вызываемое не столько неудовольствием, сколько желанием показать, что он обладает тонким гастрономическим вкусом.

-  Ещо вчера, небось, на берегу, поди, трескал три прокисших листа от старой капусты с одной гнилой картошкою под соусцом из чистой водицы, а теперча фанаберничает, в господа вышел, - сердито проговорил офицерский кок Иванов, у которого ещё довольно сильно побаливала спина после линьков, отпущенных ему старшим офицером за то, что тот в который раз водку для поднятия опары в наглую влил в себя. – И хочь бы толк в кушаньях понимал, а то так тока… вид один безусый.… Ну, а прочие господа были довольны?

- Очинно даже довольны. Лейтенант Должиков Владимир Митрич два разы жаркова накладывал… "Скусное", - говорит, - "сердешное жаркое, прям как в лесторации какой". А штурман наш голубчик Александр Петрович всё пирожки нахваливал. Так я ему всё подносил и незаметно подкладывал под руку, так он, касатик, с десяточек и слопал. Силён-то Петрович за столом, не здря корню нашего, храни его Господь…

Пока вестовые вели неторопливую беседу и домывали последние тарелки, к камбузу подошёл и уютно примостился у трубы пожилой,  со смуглой не то от загара, не то от рождения,  уже изрядно задубевшей на море кожей лица матрос. Его кучерявые, некогда жгучие, чернее  вороньего крыла волосы были изрядно припорошены серебристой сединой и прикрывали рваное, по всей видимости, картечью, ухо. Второе ухо украшала золотая серьга,  свидетельствующая о том, что её хозяин "хаживал в дальнюю", то есть ходил в кругосветное плавание и пересекал экватор. За ним тенью  шёл молодой матросик, видимо, из рекрутов и этот поход был для него первым. По тому, как ему, с юнгой молча и с охотой уступили удобное место, становилось очевидным, что этот матрос, как и офицерский кок,  "из влиятельных". Матрос основательно расположился  у трубы над световым люком так, что через открытую решётку можно было увидать мачту и небо.  Рядом с ним робко на корточках примостился и юнга-первогодок.

- Ну, шо, Андрей, спать будешь? Вечором на вахту заступать, так отдохнуть треба, шоб очи не закрывались сами. Ты ж "собаку" править будешь?

-  Верно, с полуночи и аж до четырёх утра. А там ешо часок вздремнуть. Справлюсь, Трохим Тарасовыч! -  уверенным и весёлым голосом отвечал Андрей.

-  Лягай, лягай и не кажи, шо спать не хочешь. Матрос спить, а служба идёть, всё до дому ближе.

Андрей прилёг на палубу и поджал под себя ноги. Голову положил на толстый брус из аварийного леса.  Возле тёплой трубы ему казалось, что на всём корабле нет более уютного и хорошего места. Он с искренней благодарностью посмотрел на своего земляка и заступника от бесстыдных посягательств матросов, прослуживших больше его, особенно из числа хозяйственных – писарей, баталеров, вестовых, помощников кока….  Андрейка уже и не сомневался, что Тарасыч, как к нему с уважением обращались матросы, несмотря на то, что он и не унтер, а все ж таки прав. И,  действительно, необходимо немного поспать в тепле, чтобы потом ночью было легче стоять вахту учеником какого-нибудь знающего службу матроса. Он блаженно закрыл свои глаза и вмиг погрузился в глубокий здоровый сон молодого моряка.

А Тарасыч тем временем с сосредоточенным видом облаживал новый парусиновый башмак, напевая в пол-голоса приятным мягким басом какую-то украинскую песню. По временам он оставлял работу и, оглядывая со всех сторон здоровенный башмак, любовался им с  чувством удовлетворения, выражавшимся тихой улыбкой в чертах его смуглого энергичного лица. Затем лицо его снова принимало обычное выражение строгого спокойствия немолодого матроса, служба которого уже давно  "перевалила за экватор"  и подходила к концу.  Он опять принимался с усердием  работать, ухищряясь искусно строчить, несмотря на изрядную качку.

Громко всхрапнув,  Андрейка, разбуженный собственным храпом, проснулся. Его румяное здоровое с тонким ровным носом, блестевшее масленым налётом, улыбалось ещё блаженной сонной улыбкой, которая бывает у людей после приятных сновидений. Он потянулся, сладко позёвывая и щуря свои большие, немного наивные, сохранившие детскую чистоту карие глаза, повернул голову, принялся смотреть, как лихо работает Тарасыч.

- А важные будут башмаки, -  промолвил, наконец, он.

- Чего не спишь, чума? Спи, салага, Ешо не свистали вставать. Ночью на вахте не разоспишься, лучше загодя спочить, -  ласковым отеческим тоном проговорил Корнеев.

- Будя… Важно выспался… Вишневку нашу бачыв. Случ широкий внизу за огородом тихенько тэчэ. В садочку малэнька сестричка играется…  Мама до хаты вечерять звала... - Андрейка, окончательно проснувшийся, замолчал и вновь, вернувшись в реальность, продолжил уже другим тоном, придвигаясь ближе к Корнееву:

- Однако качает и когда ж то заспокоится?

- Есть таки трошки… Да, это кто ж тебя так, Андрейка? – вдруг спросил на матросский манер Корнеев, увидав под глазом у своего подопечного свежий подтёк.

- Известно кто… Всё он, чёрт лупоглазый… Боцман наш!

- Однако здорово он тебя, братец, звезданул. Ишь ты… Небось, враз вси зиркы на небе пересчитал. Чуть-чуть потрать, в самый бы глаз! – продолжал Корнеев, внимательно разглядывая заплывший и отёкший глаз своего друга. - За шо ж то он тебя так шлифанул?

- Да, за хмару ту осерчал сильно, и шо не быстро бежали по свистку наверх. От я ему и попался як раз под правую руку, он и не промахнулся…

- Да ты не мели и здря губьями-то не шлёпай, Андрей! – строго остановил парня Корнеев… - Иным разом, коль за дело, то грех перед Богом, если не съездить… Такую уж должность боцман правит… Ты тока по правде сказывай,  за шо?

- Как есть задарма, побожусь, шо задарма! – перекрестившись, взволновано и с обидой продолжал Андрейка. – Парус, значит, убирали, а ему и покажись, шо долго… Он и пошёл чесать морды, всем разом. А я стоял рядом, я вовсе не касался паруса-то… Так по пути боцман меня и свистнул… С сердцов, должно быть. Я и не обижаюсь, - храбрился он.

Старший офицер брига лейтенант Должиков, спускаясь, по трапу в шкиперскую, показался в это время на нижней палубе рядом с камбузом. Невольно он слышал разговор двух матросов.  Подойдя к ним, внимательно посмотрел в лицо Андрея Вахленко и строгим голосом спросил:

- Это что у тебя под глазом, братец? Откуда это безобразие?

Матрос мигом вскочил, вытянулся в струнку и застенчиво, запинаясь, ответил:

- Зашибся, ваше благородие, зашибся! Дюже качает, а я пока не привычный до этого!

- Гмм…   Зашибся, значит… - промолвил с лёгкой улыбкой понимания и немого одобрения лейтенант. Более ни о чём не расспрашивая молодого матроса, проследовал далее в шкиперскую кладовую.

- Это ты правильно, Андрейка! Ай, да молодец! Справный настоящий матрос с тебя выйдет... – немного помолчав, задумчиво добавил. – А может, даже и унтер!

Между тем погода окончательно выправилась, небо обрело свою привычную для этого весеннего времени года бирюзовую чистоту и услаждало взор не привычных к морским переходам и волнениям солдат из пехотного полка. Качка уменьшилась и на перепуганных, бледных, измождённых непрерывною болтанкою солдатских лицах появился румянец. У многих за более чем недельный переход впервые появился аппетит – мешки с сухарями и пятипудовый бочонок солёных огурцов, выставленные на время перехода по всей нижней палубе, враз опустели. Казарский в первый раз за весь переход приказал кокам бросить в котёл для приготовления весь солдатский паёк,  который был "сэкономленный" на качке.

Сам капитан наравне со всей командой брига испытывал неудобства от присутствия "пассажиров" на борту корабля, так как великодушно разделил свою каюту с майором Яном  Шафранским – дворянином польского происхождения из Варшавского воеводства, о чём пришлось уже не раз пожалеть. Майор Шафранский в кратчайшее время и весьма доходчиво объяснил капитану корабля, что на деле означает известная по всей России расхожая фраза "гонор обедневшего шляхтича", применяемая к людям с неуёмными притязаниями при отсутствии всяких возможностей для их достижения. В общем, дело кончилось тем, что хозяин каюты перестал бывать в своей каюте, а если и заходил, то на весьма короткое время и то по весьма и весьма неотложному делу.

Вот и сейчас лейтенант Казарский стоял на юте и грелся в лучах послеобеденного весеннего солнца. Тёплый устойчивый ветерок наполнял паруса брига и резво гнал его к берегам Северного Кавказа, где сейчас решалась судьба юга России. Стрелка барометра показывала "Ясно" и можно было, не боясь, поставить дополнительные паруса. Капитан по многим причинам старался нагнать упущенное из-за непогоды время. Ему уже порядком надоел этот пехотный майор, заваленные военным имуществом палубы и трюмы, пехотное столпотворение со своими ружьями и шанцевым инструментом, которое мешало и разрушало привычное течение корабельной службы.

- Скорее бы до места назначения  добраться. И так замешкались, двух дней лишились… - Казарский прикрыл глаза и на мгновение представил чистые, проветренные и убранные от блевотины и солдатского мусора палубы…

Конечно, что он всё понимал и не таил обиды за доставленные неудобства ни для себя, ни для команды брига, который волею судеб стал на короткое время военным транспортом, абсолютно не готовым для перевозки военного имущества и живой силы. В конце концов, это же не транспорт "Ингул", на котором он плавал до "Соперника". Команда, вкусившая с лихвой неудобств от соседства "пассажиров", солдаты, изведённые вконец качкой, с нетерпением ждут, когда откроется долгожданный берег и смогут они искренне, с открытым сердцем, обнявшись и пожав на прощание руки, пожелать друг другу одолеть испоконвечного врага славянского племен и остаться невредимыми. Солдаты сойдут на береге, матросы останутся на корабле, и вместе они будут добывать победу для своего Отечества. Одному Богу только известно, сколько сынов своих не досчитается Россия под стенами Анапы….

Но тут его мысли прервал голос штурманского ученика Егорова:

- Господин капитан, поручик Попов просили доложить, что с правого борту на траверзе бухта Круглая в двенадцати милях!

Казарский с трудом открыл глаза и посмотрел в указанном направлении, но ничего не увидел и снова прикрыл глаза.

- Штурману уточнить место и курс, доложить расчётное время прибытия и время циркуляции в бухту Круглая. Вахтенному офицеру исполнить! – отдал команду Казарский. – Предупредите майора, что мы на подходе. Боцману готовить корабль к разгрузке имущества.

Вновь засвистели боцманская дудка и свистки унтеров, призывающие матросов к выполнению маневра корабля. Измаявшиеся от вынужденного сидения солдаты, как ни старались, но так и не могли не мешать выполнению команд матросам корабля. Свободу движения матросы ощущали только взобравшись на мачты и разлетевшись по реям. Только там легко дышалось полной грудью и никто из братушек-солдатушек не мешал работе.

- При нынешней скорости в бухту войдём через полтора часа, Александр Иванович, -  подошёл и доложил старший офицер Должиков. - Сейчас идём со скоростью семи миль с четвертью, Только штурман лаг поднял. Света дня хватит на три часа, следовательно, должны уложиться с отправкой солдат и выгрузкой их имущества до захода солнца.

- Слава Богу, что на всём пути ни одного турка не встретили, а то не ровён час, нас в приз могло бы взять и турецкое прибрежное судно малого каботажу.  С полной палубой солдатушек да тюков с военным барахлом, с осадкой по самое нельзя – отличная мишень, отличный приз. Один был бы выход: взорваться… либо утопнуть… Вы что предпочитаете?

- Если малого каботажу судно, то только абордаж - и победа! Ну, а если военный корабль – то выход один, опять абордаж и победа! Недаром же везём полные палубы солдатиков? – весело ответил Должиков.

После приснопамятного  случая с Автомоновым, он по-другому стал смотреть на Казарского и со временем быстро научился его понимать без каких-либо дополнительных разъяснений, тем более, что он, как и капитан корабля, всей своею душой болел за "Соперника". Это сблизило их, что в свою очередь заставило и молодых мичманов Селиверстова с Панкратовым более рьяно учиться флотской службе на деле. Так незаметно вокруг капитана брига сплотился тесный круг единомышленников, на каждого из которых он мог полагаться в любую минуту при самых различных обстоятельствах, чего, кстати, не раз отмечал про себя лейтенант Должиков, не было и близко при прежнем капитане корабля.

Корабль, будто, понимая всю важность и ответственность скорейшего прихода к Анапе, скрепя всеми своими натруженными, уже основательно состарившимися за многие годы добросовестной и непорочной службы, членами корпуса, резал с приятным слуху каждого моряка шумом зеленоватую морскую волну своим всё ещё крепким форштевнем. Казарский достал часы и посмотрел на циферблат. Большая стрелка часов подходила к двенадцати, а малая ажурная стрелка показывал "5". Скоро семнадцать. Необходимо успеть накормить до аврала  команду.

- Вахтенный офицер, что с ужином команде? – спросил он у мичмана Селиверстова.

- Через четверть часа можно давать команду  "Бачковым на камбуз!". Каша уже доходит, господин капитан!

- Первыми накормить солдат! Команду накормим во вторую очередь, так и объясните матросам, что в чистом поле под пулями каши не сваришь, а они, солдатики, и так намучились в море с непривычки. И мяса, мяса дайте каждому за три дня похода, - отдал  распоряжение вахтенному офицеру Казарский, а сам пристально стал всматриваться вперёд, с нескрываемым нетерпением желая увидеть скорее Кавказский берег.

- Прямо по курсу земля! - послышался крик впередсмотрящего сигнальщика.

Действительно, на горизонте из синеватой дымки начал медленно вырисовываться берег земли, близкий к легендарной  древней Колхиде, на который, согласно древнегреческим мифам, когда-то ступала нога прославленного Одиссея, чтобы добыть золотое руно, а теперь на эти берега должна была ступить нога русского солдата...  чтобы совершить не сказочный, а сущий, свой мирской подвиг во имя Отечества.

Скоро на эскадре заметили приближающийся корабль. Адмирал Грейг, зная о ненастье, не ждал сегодня прибытия "Соперника". Его приход ожидали на эскадре в лучшем случае завтра по полудню, а то и ближе к вечеру. А тут тебе такой презент! Еще и сегодня разгрузится!..

И, правда, бомбардирский корабль "Соперник" поспел ещё до темна разгрузиться и отправить на берег пополнение войск из отряда полковника В.А.Перовского. Но тогда никто не смел даже и думать, что подарок старого корабля "Соперник" будет иной.  Именно он, "Соперник", сделает то, что не смогли сделать целая эскадра кораблей и береговая батарея осадных орудий вместе с отрядом Перовского. Старый бывший бриг, ныне переоборудованный в бомбардирский корабль, поставит гарнизон Анапы перед необходимостью сдачи без каких-либо условий и выбьет из укрепленной Анапы для матушки-России ключи от  непреступной крепости. Но об этом уже в следующей главе.

* Продолжение следует

Автор: Олег Довгалюк
Источник: Крым Вечерний
Просмотров: 147
Комментариев: 0
Тэги: Мир  литература  книга  Довгалюк 

В тему:
Последние комментарии:
Читать все комментарии

Добавить комментарий
Пожалуйста, придерживайтесь темы данной публикации, для общения на другие темы у нас есть форум. Выражая свое мнение, соблюдайте общепринятые правила приличий. Площадная брань, оскорбления, спам и т.п. удаляются. Количество знаков в комментариях ограничено. Действует лимит 24 часа/комментариев для не зарегистрированных пользователей.

Ваше имя (*)
Тема (*)
Комментарий (*)
Число на картинке (*)

    Последние публикации
Свидетель войн и революций. В Крыму обследуют крейсер "Червона Украина"
Археологи Севастопольского государственного университета планируют в этом году начать исследования крейсера «Червона Украина» Черноморског >>>

Овес нынче дорог. Севастополь впереди Крыма по росту потребительских цен
Крымстат опубликовал данные об изменении потребительских цен в Южном федеральном округе в 2020 году. В Севастополе прирост за год составил 5,7% &ndash >>>

Минувший, високосный. В 2020 году крымчане меньше женились и рожали
Отделы ЗАГС подвели итоги минувшего года по регистрации рождений и заключения браков. Согласно информации Департамента ЗАГС Минюста Крыма, в 2020 году >>>

Ждем с моря погоды. Крымский ученый рассказал, когда прояснится ситуация с водой
Самый характерный месяц, по которому можно судить, насколько многоводным будет весь текущий год – это февраль. По итогам осадков в этом месяце г >>>

Страна коньяков. На имущество крымского завода "Коктебель" нашлись три претендента
Две компании и физлицо допущены к аукциону по продаже государственного имущества завода марочных вин «Коктебель». Соответствующая информац >>>

Не прячьте ваши денежки. Цены в Крыму растут быстрее, чем в целом по России
Рост потребительских цен в Крыму по итогам 2020 года составил 5,2%. Это следует из данных Крымстата. Больше всего выросли цены в сфере здравоохранения >>>

Байден - не Трамп. Что ждать Крыму от 46-го президента США?
Джо Байден официально вступил в должность президента США. Изменятся ли российско-американские отношения и что сулит Крыму смена власти в заокеанском г >>>

Свободная зона. Правительство России предоставило льготы крымскому бизнесу
В новом году правительство России утвердило размеры коэффициентов для определения объема льготы по пониженным тарифам страховых взносов для участников >>>

Вор должен сидеть. Севастополь по росту преступности обогнал Крым в 12 раз
Количество совершённых в Севастополе преступлений за год выросло на 44%. Об этом свидетельствуют статистические данные МВД за январь-декабрь прошлого >>>

Правда глаза колет. Житель Украины рассказал согражданам о жизни в Крыму
Житель Харьковской области позвонил на украинское ТВ с рассказом о жизни в России. Он заявил о многократной разнице между пенсиями россиян и украинцев >>>

Коллективный разум
Форум

Лучше раз увидеть
Фотогалерея

Уголок. Мыс Херсонес
Реклама




МЕСТО СДАЕТСЯ





Интересное у нас
Мир Байден - не Трамп. Что ждать Крыму от 46-го президента США?
Скрижали Реставрация. Путин выделил средства на восстановление крымских дворцов
Здоровье Хроники коронавирусной инфекции. За сутки в Крыму +10, в Севастополе +5
Отдых Добро пожаловать. Аксёнов извинился перед туристами и пригласил их в Крым
Авто Хуже воровства? Каждый пятый литр топлива в Крыму некачественный - Росстандарт
Спорт Спорт № 1. "Севастополь" сыграл вничью с "Таврией" в чемпионате Крыма по футболу
Книжная полка "Хроника флотского спецназа". Плохая примета
Реклама



МЕСТО СДАЕТСЯ



Блоги
.
.
Погода
Уже история
Архив Россия будет добиваться уважения прав русскоязычного населения
На правах рекламы Горный туризм, дайвинг, охота, рыбалка – туристическое будущее Крыма
Реклама