Искать!
БИЗНЕС
Промо-зона Директор ЮгНИРО Олег Петренко: «Добыча песка у Фиолента велась в законном русле»
ОПРОС

Переболели ли Вы, Ваши родственники и знакомые COVID-19?

Да
Нет
Не знаю
А что такое COVID-19?

РЕКЛАМА



МЕСТО СДАЕТСЯ




ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
Приоритет Реализовать волеизъявление. В Крыму предложили ввести прямые выборы глав администраций
События Едут взрослые и дети. В Крыму после отмены ограничений ждут до 1,5 млн туристов
Репортаж Раритет в 5 тонн. Крымские спасатели подняли из моря столетний якорь Холла (ФОТО)
Проиcшествия Украли наган. В Северном Крыму нашли останки четырех красноармейцев
Политика Оба-на. Собчак не собиралась ехать в Крым, но приехала из-за Поклонской
Экономика Впереди России всей. Крымских животноводов признали лучшими в стране
Общество Ты сними меня, фотограф. "Жемчужина Крыма" Ялта стала лучшим городом для селфи
Интервью Оксана Хуповец: Будущим пенсионерам - подробно о "крымском" стаже
Трибуна Клинические испытания. Крым как симптом весенних обострений
Среда обитания Потому, что без воды. Крымчан наказывают за незаконную добычу влаги
Культура Твори добро. Спиваков поможет крымским монахиням материально
Спецпредложение Хочешь зарабатывать на валютной бирже? Компания Forex4you - твой лучший выбор
РЕКЛАМА



МЕСТО СДАЕТСЯ




ПАРТНЁРЫ

2014-04-26 17:06 Книжная полка

Глава XXIII. Прощание с Гердт. Казарский добивается у царя разрешения на освобождение Стройникова и команды фрегата из турецкого плена. Вояж Казарского в Лондон для перенятия опыта в строительстве парового флота. (Продолжение 2)



ВАША РЕКЛАМА
Казарский сразу же понял, что случайности и совпадения, а тем более какой-то мистификации в этом не было.

Просто, направив свой властный монарший взгляд на Гофмаршала, император отдал ему команду, а тот, неторопливо отступив к окну, словно между прочим, величественно поднял руку с белым платком и повелительно опустил  её. И только после этого громоподобно грянули орудия Петропавловской крепости. Это был ритуал, уведомлявший столицу и всю Россию о новой славной победе русского оружия, которой суждено навеки остаться в истории Отечества.

Но сейчас, после первого залпа, жители Петербурга замерли в ожидании, не ведая, то ли им радоваться очередному триумфу Российской империи, то ли готовиться к потопу. Ведь часто в то время залп из Петропавловской крепости извещал обывателей северной столицы ещё и о подъеме уровня Невы и наступающем на город наводнении. Вот и сейчас, наверное, они с замершими сердцами стояли и ждали следующего залпа. Но вот прогрохотал следующий залп, развеявший все опасения столичного люда. Через некоторое время с одинаковыми интервалами выстрелы гремели, сотрясая тяжёлый балтийский воздух, вновь и вновь…  Всего двадцатью одним залпом жители и гости Санкт-Петербурга были извещены о беспримерной победе российского императорского флота и доблестной русской армии над врагом Отечества.

- Так вот вы какой будете, Казарский, -  своим царственным голосом проговорил Николай I, внимательно рассматривая стоящего перед ним капитана 2 ранга. – Не знай о ваших подвигах ранее, я бы, пожалуй, и не стал питать доверие к бумаге Грейга.

Казарский молчал и, ни на секунду не расслабляясь в принятой перед императором  строевой стойке, напряжённо вслушивался в его речь. Разобрать, что говорил царь, было трудно, так как он произносил свои слова крайне тихо, словно не желая, чтобы его могли услышать в зале. В благодушных, по-отечески добрых светло-серых глазах Николая I Казарский видел лишь расположение к себе и несколько потерялся от неожиданного вопроса Николая:

- Просите Казарский меня о чём хотели, я готов вас выслушать сейчас и выполнить ваше ходатайство. Что-нибудь с семьёй, я верно понимаю?

- Прошу простить меня, Ваше величество, это личного характера ходатайство, которое я лично испрашивал у Вас, через Главу Морского министерства князя Меньшикова, но не по моей семье.

- Вам нужна должность, говорите же, – настаивал царь.

- Никак нет, Ваше Величество, я рад своей должности и считаю, что буду своим старанием и разумной инициативой на ней соответствовать прилагаемым к ней требованиям…

- Весьма рад и доволен, что не ошибся в назначении вас флигель-адъютантом, – несколько прищурив свои большие, немного на выкате глаза, проговорил радушно царь. – Однако мы не в  загадках упражняемся.

- Ваше величество, прошу аудиенции и большего мне не нужно, - не опуская своей головы и не отводя прямого взгляда от глаз императора всея Руси, проговорил Казарский.

- Ну, что ж. Если вы обещаете не штурмовать Зимний, то по окончании церемонии вас пригласят. Ждите.

Казарский в знак признательности склонил перед Николаем I голову в почтительном поклоне. Царь, не меняя ни довольного выражения своего лица, ни твёрдости почти что строевого шага,  отправился опять на своё место на возвышении, забыв об Казарском, ради которого и была организована эта церемония. Быть не только царём-самодержцем, но и ещё и талантливым артистом в роли царя, вот чем был занят сейчас Николай.

А Казарский так же чётко, по-военному повернулся и, подражая императорскому чеканному шагу, проследовал к группе морских офицеров во главе с князем Меньшиковым.

Всё время короткого разговора с царём Казарский почувствовал, как Зал приёмов наполняется восхищением подвига брига "Меркурий" под его командой и одновременно заполняется чёрной завистью и какой-то злобой к нему только за то, что сам государь почтил его своим вниманием и личною беседою в доброжелательных тонах. Однако его это не тревожило, а тем более не приводило в смятение духа. Его волновала судьба Стройникова - и только.

Как и обещал Казарскому государь, его пригласили в Зал Аудиенций немедленно по завершении церемонии награждения отличившихся в сражениях и празднества окончания войны с Турцией, из которой Россия вышла победительницей.

Дежурный флигель-адъютант провёл Казарского по коридору. Шествуя неспешно, с нескрываемым чувством разумения собственной значительности и личного совершенства, поднялся впереди его по широкой мраморной, устланной мягкой, рубинового цвета ковровой дорожкой дворцовой лестнице на верхний этаж. Повернувшись к нему лицом с симпатичной легкой улыбкой, пригласил проследовать в комнату ожидания. В комнате уже находилось несколько человек. Знаком руки заставив Казарского остаться среди ожидающих просителей, флигель-адъютант уверенно зашёл в кабинет. За ним лакей плотно закрыл огромную дверь чистейшего белого цвета, богато украшенную витиеватой золочёной резьбой. Повинуясь знаку, Казарский остановился. Вспоминая лицо императора на церемонии, он понял, отчего у всех адъютантов причёски схожи с причёской царя. Теперь ему стала ясной манера держать себя, говорить и улыбаться Дмитрия Лазутина. Лазутин, как и все флигель-адъютанты, стремился во всём походить на Николая. Это им в какой-то степени удавалось, что всячески, без лишних слов, приветствовалось императором, ибо ничто не радует монарший глаз, как единообразие…

Но вот дверь в кабинет для проведения приёмов просителей по личным вопросам распахнулась и вышедший флигель-адъютант по-театральному громко и чётко объявил:

- Его Величество Государь-Император всея Руси Николай I изволит пригласить капитана 2 ранга Казарского. Остальным просителям сегодня в приёме отказано. О времени встречи вас известят своевременно в установленном на то порядке.

Казарский направился к двери, прямо на флигель-адъютанта. Когда до офицера оставалось два шага, тот с соблюдением всех правил строевого приёма чеканно, словно на строевом плацу во время проведения смотра, отступил в сторону и, склонив перед Казарским в кивке свою голову "А-ля император Николя онд"  пропустил его в кабинет.

Николай I встретил Казарского улыбаясь, что являлось проявлением высшего благоволения к вошедшему. Казарский поднял свой взгляд на императора и почему-то у него в голове пронеслась мысль, что все флигель-адъютанты, высокие и низкие, стройные и не совсем, похожи друг на друга, словно ожившие солдатики из детских игр, живущие в одной коробке. Они стремятся походить во всём на императора, но во всём они походят лишь друг на друга. Разве можно было кому-то быть похожим на правнука Петра Великого?

Когда Николай появился на свет, его родная бабка Екатерина II отписала своему старинному другу Гримму:

"Сегодня мамаша родила большущего мальчика, которого назвали Николаем. Голос у него бас и кричит он удивительно. Длиною он аршин без двух вершков, а руки немного менее моих. В жизнь мою в первый раз вижу такого рыцаря. Если он будет продолжать, как начал, то братья его окажутся карликами перед этим колоссом!.."

Поэт Державин не замедлил предречь ему великую будущность:

Он будет славен!
Душой Екатерине равен!

Пушкин, которому Николай отменил ссылку в Михайловском и разрешил выехать из деревни в столицу, написал известные "Стансы" о его прадеде Петре I:

Семейным сходством будь же горд,
Во всём будь пращуру подобен…

Однако колоссального роста и могучего голоса оказалось далеко недостаточно, чтобы стать вторым Петром. Не помогли Николаю и огромная, просто титаническая трудоспособность и феноменальнейшая память.

Его великий прадед в умственном движении вперёд своего народа видел прогресс, Николай же – революцию; Пётр делал из пирожников министров,  а из простых, но талантливых кузнецов – королей железа и стали; Николай из людей государственного ума и способностей делал каторжан.

Будучи превосходным солдатом, - огромного, более двух метров роста, длинноногим и длинноруким с богатырской, весьма объёмистой грудью, с крупным волевым подбородком, прямым классическим римским носом и большими, немного навыкат глазами, казавшимися иногда то светло-голубыми, то стальными, император Николай I перенял от своего отца маниакальную любовь к военному строю, к ярким раззолоченным мундирам, к белым пышным султанам на сверкающих, начищенных мелко толчёным кирпичом медных киверах; к различным сложнейшим экзерцициям на Марсовом поле; к торжественным, как оперные постановки, строевым смотрам и парадам; к многодневным манёврам,  совершенно бесцельным и бессмысленным, но при этом весьма утомительным для солдат, однако радовавших его сердце и взор картинной вымуштрованностью кавалерии и уверенностью в себе артиллерии - тяжёлой, лёгкой, пешей и конной…

Из более чем огромного гардероба генеральских мундиров разных воинских частей войск царю особенно нравился казачий.  Принимая в нём чужестранных посланников в огромных залах своего дворца, он представал в мундире казачьего атамана и каждый в тот миг мог лицезреть последнее из воплощений древнего Марса – русского бога войны Николая. Он был тогда признанно могущественным монархом всей Европы, а значит и всего Мира.

Николай щедро раздавал русские ордена высоких степеней знатным иностранцам. Он до того открыто благоволил к служащим у него в армии немцам, что талантливый и заслуженный русский генерал Ермолов, отставленный императором от службы, не то в шутку, не то всерьёз заявлял: "Очень желал бы, чтобы меня произвели в немцы".

Иностранной политикой при Николае, во все времена его царствования, ведал Карл Вильгеймович Нессельроде. Финансами почти до самой своей кончины ведал граф Егор Францевич Канкрин, перебравшийся в Россию в год смерти Екатерины Великой. Шефом жандармов был граф Бенкендорф, а министром императорского двора – граф Адлерберг.

Венский трактат 1815 года, ставивший точку во всей истории наполеонады, имел в виду главным образом охрану европейских правительств от разрушительных идей французской буржуазной революции. Николаю довелось видеть реальное воплощение идей французской революции, когда утром 14 декабря 1825 года на Сенатскую площадь перед дворцом вышли хотя и плохо построенные, но вооружённые офицеры и солдаты его армии. Это событие прочно оформило его внутренний облик и сделало из него непримиримого врага всякого революционного мышления. Под его прессом граф Бенкендорф душил едва показавшиеся ростки инакомыслия. По сибирским трактам на каторгу шагали, гремя кандалами, нескончаемые колонны арестантов. И всё равно Россия вместе с подвластной ему Европой впитывала идеи французской революции и они настырно расползались по всей Российской империи.

Даже покровительство турецким подданным христианам простиралось только до бунта этих христиан против гнёта власти султана. Но когда поднимался бунт, Николай был готов помогать против бунтовщиков и карбонариев и самому султану.

Однако, уподобившись орлу, зорко охраняющему Россию от морового поветрия, охватившего Европу, Николай никогда, ни на минуту не забывал завета, полученного  им по наследству от по-державному умной и дальновидной  бабки. Этот завет – крест на  "святой Софии" и проливы в русских руках.

Князь Потёмкин Таврический, основывая Севастополь как главную базу Российского императорского Черноморского флота, на окраине города, у заставы, велел установить большущий столб, к которому была прикреплена доска. На этой доске резкой славянской вязью сделали чёткую надпись: "Дорога в Константинополь".

Войну с турками, как войну на Кавказе с горцами, которых поддерживали турки, Николай тоже получил по наследству и стремился всеми возможными мерами, не нарушая приличия, привести к благополучному для себя завершению.

Едва оглядевшись на престоле, он двинул русские армии против османов и на Эрзерум – главное в направлении на Константинополь. Эрзерум уже сдался Паскевичу.  На Балканах ближе к столице подошёл Дибич, остановившись всего в нескольких переходах от Константинополя. И тогда закипела секретная работа в посольствах бывших союзников Австрии и Англии. К этой работе активно подключилась и поверженная Франция, жаждущая унижения России за недавний свой позор. И у них всё получилось! То, что не удавалось сделать в течение многих лет Турции, успешно сработали Англия, Франция и Австрия – они остановили русских без единого выстрела!

По Адрианопольскому мирному договору находившаяся под господством Греция обрела самостоятельность. Сербия, Молдавия и Валахия – автономию. К России же отошли лишь устье Дуная и Ахалцых…

Николай продолжал улыбаться и одновременно внимательно рассматривал офицера. На секунду его взгляд остановился на новеньких эполетах с золотыми вензелями НI,  которые не успели даже пообмяться. Казарский стоял и смотрел на императора словно завороженный, не отваживаясь даже пошевелиться, не говоря уже о том, чтобы проговорить хоть одно слово. Он чувствовал в себе нарастание какого-то необъяснимого ужаса. Теперь он верил, что под взглядом Николая, когда тот бывал в гневе, лихие боевые командиры, прошедшие все ужасы войны, которым сам чёрт был за брата,  столбенели и, выходя из кабинета, теряли дар речи. Потом, немного отойдя, они всё равно вынуждены были оставлять службу заиками.

- Ваше императорское Величество, - превозмогая жуткий страх, начал Казарский. – Государь, не прошу, а умоляю о вашей монаршей милости и заступничестве для себя и прошу о возвращении команды "Рафаила" вместе с его командиром в Россию.

Николай, ожидавший услышать самое невероятное от офицера, от неожиданности на какое-то мгновение сам лишился речи и выпучил свои и без того большие глаза. Казарский, воспользовавшись его молчанием, решил довести начатое им дело до конца и продолжил:

- Я знаю, что сейчас проходят переговоры с турками об обмене военнопленными и турецкая сторона сама настаивает на персональном обмене своего бывшего коменданта крепости Анапа на бывшего капитана "Рафаила" капитана 2 ранга Стройникова.

Казарский замолчал, но свой взгляд от царя не отвёл. Николай разъяренно вскинул голову и, резко поднявшись из-за стола, подошёл к окну. Наступила тяжёлая пауза. Казарскому казалось, что прошла целая вечность. Его ноги стали ватными и он ощутил во всём теле огромное нечеловеческое напряжение, сменившееся такой же нечеловеческой усталостью. Казарскому казалось, что сейчас разъярённый император развернётся и что мочи закричит ему: "Мерзавец!.. Вон!.. На каторгу!.. В острог!.."

А Николай думал: "Неужели и на флот прокралось инакомыслие и крамольные идеи французской революции? Может быть, и жандармы у графа Бенкендорфа насквозь прониклись опальными размышлениями о всеобщем благоденствии и вкупе с заговорщиками роют под устои Российской империи?"

Наконец, Николай так же резко развернулся и, подойдя почти вплотную к Казарскому, который казался хрупким ивовым  прутиком в сравнении с монументальной фигурой русского самодержца, пристально глядя своими стальными глазами на морского офицера, гневно спросил:

- Казарский, вам известно моё мнение относительно этого человека?

- Точно так, Ваше Императорское Величество! – будто на плацу не проговорил, а выпалил в ответ Казарский, продолжая глядеть в упор на императора уже почти ничего не видящими глазами.

* Продолжение следует 

Автор: Олег Довгалюк
Источник: Крым Вечерний
Просмотров: 212
Комментариев: 0
Тэги: Мир  литература  книга  Довгалюк 

В тему:
Последние комментарии:
Читать все комментарии

Добавить комментарий
Пожалуйста, придерживайтесь темы данной публикации, для общения на другие темы у нас есть форум. Выражая свое мнение, соблюдайте общепринятые правила приличий. Площадная брань, оскорбления, спам и т.п. удаляются. Количество знаков в комментариях ограничено. Действует лимит 24 часа/комментариев для не зарегистрированных пользователей.

Ваше имя (*)
Тема (*)
Комментарий (*)
Число на картинке (*)

    Последние публикации
Влага небесная. Благодаря осадкам в Крыму пополняются водохранилища
За прошедший месяц почти все основные водохранилища Крыма получили уверенные притоки. В общей сложности запасы воды в них увеличились на 9,6 миллиона >>>

Реализовать волеизъявление. В Крыму предложили ввести прямые выборы глав администраций
Глава Крыма Сергей Аксёнов и спикер парламента республики Владимир Константинов предложили ввести прямые выборы глав администраций муниципалитетов. Об >>>

Лед тронулся. Лужкову могут присвоить звание почетного гражданина Севастополя
Память экс-мэра Москвы Юрия Лужкова в Севастополе – столичный градоначальник наш город всячески поддерживал – планируется увековечить как >>>

Ритуальные заявления. Эксперт оценил перспективы возможной войны за Крым
Перспективу силового "возвращения" Крыма невозможно рассматривать всерьез, военные потенциалы России и Украины несоизмеримы. Такое мнение РИ >>>

Не всё включено. Крымский бизнес сомневается в возможностях all inclusive
Крымские отельеры оценили идею введения отечественного all inclusive. Именно такие стандарты рассматривают для внедрения в туристической отрасли полуо >>>

Твори добро. Спиваков поможет крымским монахиням материально
7 марта в Московском международном доме музыки состоится благотворительный вечер "Человек, возлюби мир! Час Баха" народного артиста СССР Вла >>>

Торговля делами. В Крыму экс-полицейские получили по 8 лет из-за публичного дома
Железнодорожный районный суд Симферополя вынес приговор в отношении двух бывших полицейских, которые получили от сутенёра взятку в 3 миллиона рублей з >>>

Свято место. В Севастополе представили еще двух приезжих чиновников
В Севастополе назначен новый вице-губернатор. Его представил глава города Михаил Развожаев сегодня на внеочередном заседании правительства. «Хоч >>>

Клинические испытания. Крым как симптом весенних обострений
Вот как-то повезло Крыму. Будучи, в общем, лишь одной из великого множества не самых крупных, подчеркнем, в той или иной степени обособленных по разны >>>

Притоки не балуют. Крымчанам обещают безопасную опресненную воду
За прошедшие сутки в Крыму зафиксирован приток менее 400 тысяч кубометров воды. Об этом сегодня на заседании оперативного штаба о ситуации с водоснабж >>>

Коллективный разум
Форум

Лучше раз увидеть
Фотогалерея

Сезон. Весна
Реклама




МЕСТО СДАЕТСЯ





Интересное у нас
Мир Это другое. Лавров жестко ответил Лондону по ситуации вокруг Крыма
Скрижали Золотоордынский период. В Крыму нашли поселение времен Крымского ханства
Здоровье Ноу-хау. В Крыму разработали вакцину от COVID, которую можно нюхать
Отдых Не всё включено. Крымский бизнес сомневается в возможностях all inclusive
Авто Большой брат следит за тобой. Как в Севастополе выполняют поручения Путина (ФОТО)
Спорт Назло маме отморозимся. Константинов намерен не смотреть спортивные соревнования
Книжная полка "Хроника флотского спецназа". Чувствительный Борисов
Реклама



МЕСТО СДАЕТСЯ



Блоги
.
.
Погода
Уже история
Архив Алексей Пушков: Мы несем ответственность за Крым
На правах рекламы Куда уходит детство? Не детские проблемы маленьких крымчан
Реклама