Искать!
БИЗНЕС
Промо-зона Как провожают пароходы. На Севморзаводе ремонт судов поставили "на поток" (ФОТО)
ОПРОС

Где Вы намерены отдыхать нынешним летом?

В Крыму
В России
За рубежом
На даче
Дома, на диване
Другое
А что такое "отдых"?

РЕКЛАМА



МЕСТО СДАЕТСЯ




ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
Приоритет Спасибо санкциям. Агропромышленный комплекс Крыма сделал колоссальный рывок - Константинов
События Выпускников оценили. В Севастополе объявлены очередные результаты госэкзаменов
Репортаж "Пустые" пляжи. В Крыму с начала года отдохнули более 1 миллиона жителей Украины
Проиcшествия Срочная эвакуация! В Севастополе отселяют жителей из-за найденной авиабомбы
Политика Коммуникации. Путин снова приказал чиновникам"не засиживаться в кабинетах"
Экономика Овес нынче дорог. В Крыму не станут закрывать сельскохозяйственные ярмарки
Общество Улыбнитесь, вас снимают. Крымские ГИБДД-шники отказались от взятки в 150 тысяч
Интервью Владимир Терентьев: Крыму и Севастополю коррупционеры нанесли ущерб в 40 млн
Трибуна Врио губернатора Севастополя. "Cтерильный, дистиллированный чиновник" - публицист
Среда обитания Непарадный Севастополь. Развожаев и безалаберность, тупость или диверсия (ФОТО)
Культура "Бесогон" в Крыму. Михалков снова обещает концепцию развития Ялтинской киностудии
Спецпредложение Купи себе немножко рая. Продается большой земельный участок у моря в Севастополе (фото)
РЕКЛАМА



МЕСТО СДАЕТСЯ




ПАРТНЁРЫ

2015-05-15 10:36 Книжная полка

"Хроника флотского спецназа". Фамагуста



ВАША РЕКЛАМА
К утру море слегка улеглось. Волнение – три балла, ветер – семнадцать метров в секунду. Почти комфортно. Подсчитываем потери. У старпома – вентилятор, у командира – телевизор, у нас с Шаховским – две чашки и “заварник”, лишившийся ручки. Насчет чашек Анатолий немного огорчился: одна подарена ему на старом месте службы, другая – семьей, обе дороги.

* Начало 

На войне – как на войне, без потерь не обойтись. Стихия даже сдвинула с места накрепко привинченный к палубе двухтумбовый стол. У меня почему-то “виснет” текстовый редактор на компьютере, приходится перезагружаться. Видать, и умная машина укачалась в такой болтанке. Переживания за технику становятся навязчивым состоянием.

Всю ночь электрики чинили плиты на камбузе, еле к завтраку успели. Меняли сгоревшие тены, восстанавливали расплавившиеся от замыкания контакты. Как и предполагали, замыкание произошло от убежавшей из лагунов и попавшей внутрь плиты жидкости. Вот что наделал шторм.

Впрочем, нет худа без добра: прекратилась “веселуха” в офицерском “в.к.”. “Бахчисарайский фонтан” иссяк так же внезапно, как и забил. Видно, волны сделали работу, которую предполагалось поручить водолазу: выбили посторонний предмет из-под клапана фановой системы. Отличное санитарное состояние офицерского гальюна и комфорт для его посетителей восстановлены.

Несмотря на качку, отличились коки: испекли первый корабельный хлеб. Тот хлеб, который мы взяли с собой в море с берега, закончился. Теперь нам предстоит есть свой хлеб. Печет его главный корабельный старшина контрактной службы Сергей Викторович Типалкин. Есть для выпечки хлеба на корабле все необходимое – печь, формы, дрожжи, мука. Каравай на “Меркурии” легкий, воздушный, с чуть горьковатым привкусом дрожжей. Вкусный.

Покуда мы шли на юг, температура воздуха и воды все повышалась. В Черном море воздух был около шести-семи, столько же выше нуля – воды. В нашем районе, несмотря на только что промчавшийся циклон, градусов семнадцать тепла – воздух, вода еще теплее. Но искупаться мысли не возникает, что-то от обманчивого крымского марта носится в здешней атмосфере.

С утра капитан 3 ранга Голованов по трансляции поздравляет с днем рождения “лучшего доктора соединения”, как характеризует его сам командир, начальника медслужбы корабля майора медицинской службы Евгения Игоревича Табачникова. Ему исполнилось 36 лет.

Познакомились мы так. Едва только “Меркурий” вышел в море, Табачников нашел меня и потребовал медицинскую книжку. Я схватился за голову: забыл! Ну все вроде взял, а вот медкнижку – забыл!

– И что мне с вами делать? – строго воззрился на меня эскулап. – Вдруг у вас хроническое заболевание, вдруг начнется обострение?

Перед походом, как и все остальные, я прошел медицинскую комиссию, признавшую меня годным к службе в “районах с тропическим климатом и повышенной влажностью”. Отчетливо осознавая, что на берег меня уже вряд ли высадят, я заверил Табачникова, что неприятностей ему доставлять не собираюсь. Но по его настоянию все же доложил, что там знал о состоянии собственного здоровья. Табачников еще пожурил незлобиво.

Евгений Игоревич крымчанин, родился в Алупке. Окончил Крымский мединститут, затем еще два года учился на военно-медицинском факультете Горьковского медицинского института. “На войну” как он сам выражается, толкнули молодого эскулапа мне не известные “житейские обстоятельства”. После получения диплома корабельного врача Табачникову вручили лейтенантские погоны и предписание на Черноморский флот. Сразу же попал в спецназ, начальником медицинской службы гидрографического судна “Океан”. На “Меркурии” – с 1994 года, эта боевая служба у майора четвертая. На вопрос о том, случались ли в его практике сложные ситуации в море, отвечает:

– Горжусь, что ничего такого у меня не происходило.

Работу корабельного доктора, считает Табачников, характеризует не “наличие” больных, а отсутствие таковых. Хотя за несколько дней похода у нашего врача уже появились первые пациенты: один моряк с легкой простудой, другой – с ушибом кисти (стукнуло люком), у третьего – панариций на пальце. “Медикаментозное лечение”, которое в последнем случае назначил Табачников, результата не дает, видимо, придется делать “мальчику” небольшую операцию. Это так сам майор зовет матросов и старшин: “мальчиками”.

Надо сказать, что начальник медслужбы корабля – единственный, кто ее составляет. Есть, правда, еще нештатный фельдшер, есть такие же нештатные санитары-инструкторы и санитары-носильщики. Для того, чтобы транспортировать раненых, буде таковые появятся в бою. Носить гипотетических раненых придется в кают-компанию – именно там может быть развернута операционная. Может быть создан на корабле и изолятор в случае появления инфекционных больных – в носовом кубрике.

Ну, а в “мирное” время доктор заведует своей амбулаторией, принимает и врачует в ней занемогших членов экипажа, наравне со всеми несет вахту – вахтенным офицером, на ГКП. По большому счету, Табачников мог бы на вахтах и не стоять, ему это позволяет существующий статус корабельного доктора. Но Евгений Игоревич стоит – по сути, оказывая помощь заму по воспитательной работе и командирам боевых частей, у которых, помимо вахты, еще и куча должностных обязанностей. Таким образом выходит, что вахтенными офицерами заступают четыре человека, а не три, как могло бы случиться. Все ж полегче.

Кроме того, на докторе – масса самых разнообразных обязанностей по санитарному контролю. Представьте себе крохотное жизненное пространство, в которое помещены члены экипажа “Меркурия”. Весь его объем занимают машины, механизмы и приборы. Люди ютятся в том, что оставляют на их долю неумолимые технические условия проекта корабля. Не один десяток человек на сотне “квадратов” жилья. Представляете, какая благодарная среда для микрофлоры? Потому-то и делают на корабле влажные приборки четыре раза на дню, потому-то и сыплют немилосердно хлорку в гальюнах. Ну, и еще целый ряд специфических мероприятий проводят.

Приборки, гальюны, приготовление пищи, мытье посуды и многое другое пусть и косвенным образом, но обязательно касается Табачникова. Чтобы не началась вдруг (чур меня) какая-нибудь злая эпидемия на корабле, чтобы не пришлось отселять некоторых членов экипажа в носовой кубрик, оставляя их наедине с грозной болезнью и облаченным в противочумный костюм доктором, чтобы, наконец, по возвращении в базу санитарный контроль не вывесил над кораблем “желтый флаг”, возвещающий всем вокруг о карантине и категорически запрещающий экипажу всякие сношения с берегом и родными.

Семья у Табачникова живет в Симеизе, возле Ялты – жена Людмила Евгеньевна, 11-летняя дочь Анастасия, сын Игорь, 10 лет. В Севастополе за девять лет службы Табачников квартиры себе пока не выслужил. Надеется, терпит. А то ведь это не жизнь: семья в Симеизе, он – в Севастополе. Хоть и недалеко, но каждый день не накатаешься.

После завтрака, на построении по “большому сбору” на юте, командир вручает доктору подарок – кожаную “барсетку”. А Демяненко, как я узнаю позже, приносит доктору в подарок три банки домашних солений – лечо, огурцы и кабачки.

Дарят в море, как я уже сказал, кто что может. Но “официальные” подарки для именинников готовились, конечно, еще в базе. На “Меркурии” эта система отработана: с получки Шаховский со всех собирает “именинные” деньги. Те, у кого день рождения, как правило, не ломаясь заявляют о своих желаниях. Анатолий, случается, с ног сбивается, пока выполнит очередной “каприз”. А если не заявляют именинники о своих маленьких мечтаниях – получают в подарок то, что им выберут.

Небольшая неприятность с подарком вышла однажды лишь со старпомом “Меркурия”. Капитан-лейтенант Андрей Порохов специально не стал ничего “заказывать” ко дню рождения, но Шаховский, как-то услышав оброненное старпомом словечко, понял, что ему следует подарить. Несколько дней зам носился по городу, но все ж таки нашел, что требовалось. В свой день рождения Порохов получил... боксерскую “грушу”! Конечно же, в подарке содержался намек на особую роль старшего помощника, которого в царское время за глаза иначе, как “драконом”, матросы и не звали. Ну, посмеялись, Порохов был вполне доволен подарком, подвесил его в каюте, стал отрабатывать удары. Но не рассчитал силы и... сломал руку. Уже когда выздоровел, намекал Шаховскому: мол, специально эту грушу старпому подсунули?!

А на корабле сегодня “разбор полетов”. Не все члены экипажа “Меркурия” вчера, в шторм, чувствовали себя плохо. Обходивший ночью боевые посты Голованов застал в одном из них идиллическую картину: несколько старшин-контрактников наворачивали хлеб с салом.

- Только один занимался делом, – выговаривает командир начальнику службы, капитану 3 ранга Константину Вощинскому, – все остальные питались.

Виновники на юте в приватном разговоре божатся, что оторвались от обязанностей буквально на несколько минут. Но “оргвыводы” из произошедшего уже делаются. Вощинский вызывает всех своих свободных от вахты подчиненных на “собрание военнослужащих”. Обещает собрать и аттестационную комиссию, которая рассмотрит соответствие “салоедов” занимаемым должностям. Разговор в этом случае может быть очень коротким: спишут с корабля и на плавмастерской, которая скоро должна идти в Севастополь, отправят домой. Контрактники ходят хмурые – переживают. Попасть служить на такой корабль, как “Меркурий”, трудно, а выгнать могут в два счета. В общем, добром все это для нарушителей дисциплины не кончится – обязательно накажут. И так, что мало не покажется.

“Главный виновник” происшествия, владелец злосчастного сала, с отчаяния запулил оставшийся кусок бекона за борт.

Константин Вощинский рассказывает, что самолично и регулярно “выгребает” на боевых постах все пряники, бублики, варенья и печенья, категорически запрещает рядом с аппаратурой пищу держать. Парни там все молодые, пожрать не дураки, особенно на ночной вахте. Но пока специалист закусывает, может что-то прозевать. В общем, не положено это. Кушать старшинам велено в столовой или в кубрике. К тому же, кормят на корабле хорошо, а для ночной вахты еще и чай готовят с хлебом-маслом, печеньем, сыром, колбасой. На кормежку по четвертой норме обижаться грех, нет на корабле голодающих. А вот поди ж ты, так опростоволосились с этим проклятым салом ребята.

Прошли мимо буйка с греческим флажком, подпрыгивающего на волнах. Не иначе, рыбаки перемет поставили. Перемет – длинная, бывает, в несколько километров, леска или шнур с двумя буйками и грузами по краям. На леске – поводки с большими, величиной с куриное яйцо, крючками, на которых наживка: кусочки рыбы или мясо. Поставят рыбаки перемет, через день выбирают, снимают попавшуюся рыбу. Для мореходов переметы – ненавистная вещь. Заметить затерявшийся в волнах буек трудно. Проглядит сигнальщик – и наматывает шнур, леску, крючки на винты. Потом это может сказаться в самый неподходящий момент.

Шаховский в каюте ведет “прием по личным вопросам”, мне приходится пойти побродить по кораблю. “Прием” у зама круглосуточный, вне зависимости от обстоятельств. Так уж принято – в любой час должен моряк прийти к штатному воспитателю и изложить свои беды. Неписаное правило – ни в коем случае не отмахиваться, не переносить разговор “на потом”. Чревато это различными неприятностями. Железо порой не выдерживает, а уж о людях и говорить нечего. Профессионалы, взрослые мужики ломаются, что уж говорить о девятнадцатилетних пацанах?

Вот и сегодня к Шаховскому зашел один из моряков. Зам мне дал знать глазами, что разговор должен у них быть тет-а-тет.

Перечисляю “психотравмирующие факторы боевой службы”, вычитанные накануне похода:

1. Повышенная опасность для здоровья и жизни.

2. Измененная пространственная структура.

3. Невозможность удовлетворения многих  естественных потребностей.

4. Рассогласование режима сна и бодрствования.

5. Ограниченная информация (сенсорный голод).

6. Групповая изоляция.

7. Одиночество.

8. Монотония.

Все перечисленные прелести, как гласят соответствующие наставления, могут закончиться психологическими травмами. Легкой степенью этих травм считаются чрезмерная раздражительность, нервозность, замкнутость, потеря аппетита, головные боли, быстрая утомляемость. Средняя степень: истерические реакции, агрессивность, временная потеря памяти, депрессия, чувствительность к шуму, патологический страх, иногда переход в панику, потеря ощущения реальности происходящего. Тяжелая и критическая степени (наверное, и такое бывает): нарушения слуха, зрения, речи, координации движений, психомоторные расстройства и ступор (оцепенение).

Комментирую изложенное: вот, по большому счету, зачем на корабле зам по воспитательной работе, а не только для того, чтоб деньги на подарки к дням рождения собирать. Хотя и это тоже – его “кусок хлеба”, одна из граней многосложной деятельности корабельного воспитателя. Кстати, почему-то “корабелы” своих замов по в/р обзывают “красными”. Считается, что это обидно. Но мне так не кажется. Чего уж – “замполиты, политруки, а по-прежнему – комиссары”, как пелось в старой песне.

Сегодняшнее явление матроса в каюту к заму меня тоже тревожит: ведь идет всего шестой день похода, что же будет на шестидесятый? Как назло, после обеда море снова “раскачалось” до четырех-пяти баллов, и по прогнозу ожидается усиление ветра. Мы уже пришли в нужный район, но на якорь становиться в такую погоду просто немыслимо – сорвет за здрасьте. Спрятались за южной оконечностью Кипра, в заливе Фамагуста, против порта и города с таким же названием. Лоция гласит, что этот порт – самый крупный и защищенный из всех на Кипре. Одна беда – с 1973 года закрытый для захода иностранных судов, что наверняка было связано с войной.

Слева нас прикрывает мыс Греко, справа – мыс Андреас. Болтанка кончилась враз, и как будто недостает чего-то. Спрашиваю у проходящего мимо старшего мичмана, стоящего на вахте дежурным по низам: “Вы почему качку выключили?” Он улыбается: “По техническим причинам!”

Вечером занялся стиркой. Извините, “караси” (носки) и всякую мелочь здесь можно постирать между делом в умывальнике, вещами покрупнее приходится заниматься отдельно. Работа нудная, но необходимая. Анатолий где-то раздобыл для этой цели оцинкованное ведро, по-флотски называющееся “обрезом”. Случилась в этой связи у меня неприятность. Сто раз обещал себе не замачивать светлое с цветным, но в очередной раз наступил на грабли. От зеленой “уставной” майки, которую я взял с собой в поход, полиняла одна из кремовых рубашек. “Качественно” полиняла, накрепко въелась в нее зелень. Одна беда – пятнами. Шаховский немедленно придумывает объявление в радиогазету: “Желающим перекрасить военно-морскую форму в камуфляж “натовского” образца, обращаться в каюту номер...”

На этом мои “прачечные” мучения не кончаются. Прополоскав рубашки и белье, я развешиваю барахло в каюте: больше негде, а в каюте у Шаховского для этой цели специальные лески натянуты. Белье роняет капли на палубу, в каюте мокротень. Но постепенно подсыхает. Анатолий в это время заступает на вахту и поручает доверенному матросу, Руслану Ушакову, набрать в освободившееся ведро горячей воды и замочить в ней ношеные замовские рубашки. Я как раз где-то по кораблю шлялся. Ушаков добросовестно набрал водички, от души насыпал в нее порошка и... замочил мои, висящие на виду, уже подсохшие рубашки. Возвращаюсь: немая сцена.

Ну, ничего, переполоскал еще раз.

Командир разговаривал с начальником штаба дивизиона по связи. Между прочим, тот сообщил, что на берегу читают в газетах про наши “подвиги” в Босфоре. Сказал начштаба командиру – “так держать”. Оперативненько дают мои заметки в редакции! Да и то – что может быть важнее боевой службы “Меркурия”? Все ж таки единственный корабль из всего российского флота, выполняющий боевые задачи в мирное время.

Вечером пьем чаек у майора Табачникова. Звучат веселые истории, анекдоты. Все смеются до хрипоты. Нужны, знать, на корабле эти незатейливые чаепития, не напрасно заведена и поддерживается традиция.

Далекий берег сверкает огнями. Там – город Фамагуста и, судя по карте, целая куча селений: Паралимни, Дериния, Айос-Мемнон, Варома, Джамбулат, Энгоми, Айос-Серьос... Ходят по берегу киприоты и киприотки, сидят в кафе на набережных. Попивают, наверное, джюс. Пиво (какое забытое слово “пи-во”), опять же, потягивают. Смотрят в море, видят там далекие огни. И не знают, что это российский военный корабль здесь прячется от шторма. Между прочим, уже принимает поздравительные телеграммы: от Министра обороны, от главкома ВМФ, от командующего флотом, от профильных управлений ВМФ и Черноморского флота, от командования части, командиров однотипных кораблей, от родных и близких экипажа. Завтра – День защитников Отечества, 23 февраля.

* Продолжение следует 

Автор: Дмитрий Неверов
Источник: Крым Вечерний
Просмотров: 209
Комментариев: 1
Фото: Крым Вечерний
Тэги: Мир  литература  повесть  Неверов 

В тему:
Последние комментарии:
Читать все комментарии

Добавить комментарий
Пожалуйста, придерживайтесь темы данной публикации, для общения на другие темы у нас есть форум. Выражая свое мнение, соблюдайте общепринятые правила приличий. Площадная брань, оскорбления, спам и т.п. удаляются. Количество знаков в комментариях ограничено. Действует лимит 24 часа/комментариев для не зарегистрированных пользователей.

Ваше имя (*)
Тема (*)
Комментарий (*)
Число на картинке (*)

    Последние публикации
Спалились. Правительство Севастополя эвакуировали из-за пожара, жертв нет
Сотрудников правительства Севастополя, работающих в главном здании на улице Ленина, 2 временно эвакуировали из-за возгорания. Велись работы по&nb >>>

С вещами на выход. Развожаев пообещал севастопольцам пропуски из самоизоляции
И.о. губернатора Севастополя Михаил Развожаев допускает, что в городе могут быть введены специальные пропуски для граждан, которые дадут право выходит >>>

Шашлык во время чумы. Инфекционист рассказала, чем опасны поездки по Крыму
Врач-инфекционист ГБУЗ РК "Симферопольская городская клиническая больница №7" Татьяна Одинец призвала крымчан отказаться от поездок на приро >>>

Никто никуда не торопится. Крымчане откладывают покупку авто из-за курса доллара
Больше половины крымчан отложили покупку машины из-за скачка курса доллара. Это выяснил автомобильный портал Дром с помощью проведенного опроса. По ре >>>

Политические спекуляции. Сидящий в Киеве Чубаров мечтает перекрыть Крымский мост
Лидер запрещенного в России меджлиса крымско-татарского народа* Рефат Чубаров заявил, что необходимо перекрыть Крымский мост. Об этом он написал на св >>>

Момент истины. Захарова рассказала, как Запад оболванил состоятельных россиян
Запад много лет назад "оболванил" граждан России, которые предпочли тогда не поддерживать свою страну и уехали вести бизнес за рубеж, а тепе >>>

Прецедент. На крымчанина, заразившего коронавирусом медика, заведут уголовное дело
Зараженный коронавирусом крымчанин пришел в медицинский центр, где заразил сотрудника. Об этом в ходе заседания оперативного штаба по предотвращению р >>>

Принудительно. В Крыму граждан, нарушающих самоизоляцию, поместят в обсерваторы
Министр внутренних дел по Республике Крым Павел Каранда предложил принудительно помещать крымчан, не соблюдающих режим самоизоляции, в обсерваторы. Ка >>>

Овес нынче дорог. В Крыму не станут закрывать сельскохозяйственные ярмарки
По распоряжению Главы Республики Крым Сергея Аксёнова, для удовлетворения потребительского спроса крымчан и контроля цен продукции первой необходимост >>>

Не потерять лицо. Коронавирус как лакмусовая бумажка патриотизма и человечности
Главная цель каждого жителя Земли перед лицом коронавируса – не заболеть. Но есть и другая - не потерять перед лицом опасности человеческий обли >>>

Коллективный разум
Форум

Лучше раз увидеть
Фотогалерея

День ВМФ в Севастополе
Реклама




МЕСТО СДАЕТСЯ





Интересное у нас
Мир Провокация. Истребитель ЧФ перехватил бомбардировщик США и вернулся в Крым
Скрижали Что-то с памятью у них стало. Украинские нардепы "досрочно" отдали Крым России
Здоровье Все на дезинфекцию. В Севастополе зафиксирована вспышка серозного менингита
Отдых Шуба подождет. Лайнер "Князь Владимир" открыл сезон круизом по Черному морю
Авто Площадки ждут инвесторов. В Крыму открыли автокемпинг на 1000 "пассажирских" мест
Спорт Третий игровой. На фоне первенства страны, Лиги чемпионов и Лиги Европы
Книжная полка "Хроника флотского спецназа". Салют над Средиземным
Реклама



МЕСТО СДАЕТСЯ



Блоги
.
.
Погода
Уже история
Архив Дорога: какими будут штрафы?
На правах рекламы Совместный бизнес. Турецких инвесторов интересует строительство в Крыму
Реклама