Искать!
БИЗНЕС
Промо-зона Перенимаем мировой опыт. Искусственные острова из морского песка в Дубае (ФОТО)
ОПРОС

Где Вы намерены отдыхать нынешним летом?

В Крыму
В России
За рубежом
На даче
Дома, на диване
Другое
А что такое "отдых"?

РЕКЛАМА



МЕСТО СДАЕТСЯ




ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
Приоритет Непарадный Севастополь. Почему врио губернатора Развожаеву не хочется доверять (ФОТО)
События Корабли постоят - и ложатся на курс. Командующий ЧФ Осипов убыл в Грецию с визитом
Репортаж "Несознательные" едут. Власти Севастополя не будут закрывать город на карантин
Проиcшествия Пьянству бой. Нетрезвая пассажирка рейса из Крыма угрожала "взорвать" самолет
Политика Какие еще санкции? Facebook официально признал Аксёнова главой российского Крыма
Экономика Под крышей дома своего. Средняя цена коттеджа в Крыму перевалила за 12 миллионов
Общество Собака - друг человека. В Крыму проводят эксперимент с экскрементами животных
Интервью Владимир Терентьев: Крыму и Севастополю коррупционеры нанесли ущерб в 40 млн
Трибуна Мелководье. Почему Путин сделал выговор чиновникам за водообеспечение Крыма
Среда обитания Пойди туда - не знаю, куда. В МЧС России "потерялись" в вопросе курения на балконах
Культура Крым - наш. Арнольд Шварценеггер и Джеки Чан рассказали на камеру, чей полуостров
Спецпредложение Купи себе немножко рая. Продается большой земельный участок у моря в Севастополе (фото)
РЕКЛАМА



МЕСТО СДАЕТСЯ




ПАРТНЁРЫ

2013-11-14 17:43 Книжная полка

"Потомству в пример". Глава II. В которой Казарский получает назначение капитаном на бриг «Соперник» и встречается с давним товарищем Стройниковым Семёном Михайловичем. (Продолжение 2)



ВАША РЕКЛАМА
Казарский не вышел, а, прямо окрылённый счастьем от полученного назначения, вылетел из кабинета командующего. Стремительно пронёсся по залу мимо оторопевшего адъютанта, едва не сбив его с ног, выбежал на улицу и заспешил в штаб к контр-адмиралу Мессеру.

Однако, спустившись на Екатерининскую площадь, подойдя к Графской пристани, Александр, несколько поостыв, решил, что, пожалуй, будет лучше, если сперва подпишут приказ о его назначении и доставят бумагу к месту. Мало ль что, а так вернее будет. И, развернувшись, неспешно направился домой.

Ещё с детства он отлично для себя уяснил наставления своего отца – отставного губернского секретаря, а потом управляющего имением князя Любомирского, который не уставал ему повторять, что утро вечера мудренее, что торопиться нужно не спеша, чтобы не стать посмешищем перед друзьями и, особенно, перед недругами, но при этом  не отставать от других.

Тогда порядком надоевшие нравоучения, сыпавшиеся на маленького Сашку как из рога изобилия по любому поводу и без повода, как ему тогда казалось, только потому, что на дворе дождь идёт, или наоборот – ярко светит солнце,  вызывали в  душе мальчика неслыханное сопротивление. Куда там известному закону Ньютона, гласящему, что любая сила действия равна силе противодействия. Сашкина сила противодействия была в десять, двадцать раз сильней силы учения. Саша  всем своим мальчишеским естеством, напрягая свои душевные и физические силы, старался разбить отцовские постулаты. В своих мальчишеских грёзах он представлял себя гвардейским офицером. А ещё лучше – бравым, молодым, в красивом, расшитым золотом мундире с генеральским эполетами, на которых  виднелись следы порохового дыма множества судьбоносных для страны победных баталий, в которых он сыграл решающую роль. Лицо его отмечено высшим знаком отличия настоящего мужчины – глубоким сабельным шрамом через всю левую щёку. С его мнением считается и прислушивается сам Государь-Император… Об этом все знают и перед его, Александра Ивановича Казарского, авторитетом  все безропотно  склоняют в знак его смиренного признания и искреннего уважения, свои головы.

И вот, как-то раз, ненароком, проезжая по государеву делу по Витебской губернии, молодой генерал-аншеф на минутку заезжает в родное именьице около местечка Дубровно. Его никто не ждёт, он не предупредил родителей о своём приезде.

Напуганные самим видом императорской  кареты с золочёными двуглавыми орлами на блестящих от лаковой краски дверях и эскортом исполинского роста бравых улан, немногочисленная дворня разбегается, кто куда… Второпях выходят на крылечко  посмотреть, что там за смятение и шум сотворились, его папенька с матушкой... Они наслышаны об успехах своего боготворимого сына, который вот уже несколько лет из-за дел государственных не смеет у царя отпуск испросить, чтоб заехать домой погостить, проведать отца с матерью, сестёр любимых с братцем младшеньким Николенькой… Им уже и трудно узнать в строгом и справедливом генерале своего нерадивого неслуха сына-мальчишку - так он возмужал, до таких чинов дослужился… А потому стал таким уважаемым, что не старался жить по устаревшим и надоевшим отцовским заповедям, а сам своим умом достиг таких высот!

Казарский шёл по Екатерининской и от своих воспоминаний о детских мечтаниях в тёмном чулане, где, бывало, за свои невинные ребяческие проказы и шалости отбывал наказание, улыбался сам себе. Со стороны могло показаться, что лейтенант только что из-за стола, за которым "хватил лишнюю". Но Александра Ивановича чужое суждение о нём меньше всего волновало. Он шёл, весь отдаваясь  воспоминаниям, которые тесно переплетались с его нынешними мечтами и размышлениями об наметившихся изменениях по службе. 

Хоть и старый бриг, во вспомогательные переведён, но всё-таки, как это теперь велено Морским министром в специальном  приказе, при выдвижении офицера к новому чину исчислять у него наличие  капитанского ценза. А у него отсчёт начался с сегодняшнего дня.

- Пока транспорт, а там и пушки на место не долго поставить…  О мире с Турцией ещё рано говорить, война толком начаться не успела. Сам Главный Командир к боевым действиям команду готовить велел, – рассуждал Казарский. – Да и в деньгах прибавка значительная. Теперь, как назначенный капитаном военного корабля, стану в год получать, без малого, рублей по восемьсот, против нынешних, заштатных, пятисот с небольшим. Если служба на корабле сложится, то и о женитьбе можно подумать… А от чего же тогда не сделать предложение и не жениться бы на  Анне,  Аннушке Сергеевне Гердт?

От такого неожиданного мысленного откровения самому себе Казарский неожиданно остановился. Он стоял как вкопанный, не доходя до дома, в котором снимал две комнаты, шагов десяти, пытаясь осмыслить посетившую его крамольную дерзновенность по отношению к той, которую всегда считал близким и таким недосягаемым кумиром, неземным божеством. Простояв с минуту, Александр Иванович не удержался и искренне рассмеялся своей сердечной дерзости и охватившей его душу романической решительности. Стоило ему встретить Анну  Сергеевну  и поговорить с ней несколько минут, как уже предложение, непременное согласие - и под венец….

Наконец, он дошёл до своего дома. Своего дома… Как раз у Казарского, с тех пор как он уехал в далёком 1808 году из родительского дома, больше своего дома так и не было. За время службы на флоте он либо снимал жильё, либо жил на казённых квартирах. Вот и сейчас, заполняя очередной  "Формулярный список о службе и достоинствах" по случаю назначения на должность, лейтенант Казарский в графе "имеет ли за собою, за родителями, или, когда женат, за женою недвижимое имение", в который раз легко, практически не задумываясь, записал: "Не имею". Однако это обстоятельство его не беспокоило никаким образом. Об этом Казарский просто не думал "Всему своё время, - говорил сам себе Александр Иванович. – Успеется… Прежде женюсь, обзаведусь семьёй, вот тогда и построим свой дом вместе. А пока успеется".

Казарский подошёл к красивой, высокой резной двери большого одноэтажного дома с довольно крутой, совсем не свойственной для полуденного края двухскатной черепичной крышей. Под этой кровлей вместо чердака, захламлённого старыми, совершенно ненужными, утопающими под толстым, не одного десятка лет, слоем пыли и паутины, совершенно ненужными и уже никуда не годящимися вещами, от коих их владельцам всегда почему-то до чрезвычайности жаль избавиться, находилась уютная жилая мансарда. Александр по привычке сильно дернул три раза за шнур дверного колокольчика. Колокольчик заливисто зазвенел но, не выдержав резкого рывка, перекрутился, "заглотив" язычок, и умолк.

Лейтенант выждал некоторое время и хотел было уже постучать в дверь, как она отворилась. На пороге дома стояла и встречала его радостная домработница и компаньонка хозяйки дома – Надя, вдовая матроска. Её муж – плотник со стодесятипушечного линейного корабля "Император Франц", геройски погиб в одном из сражений с турками. В этом же бою геройски погиб и муж хозяйки, Веры Павловны – корпуса флотских штурманов капитан  Спиридонов Всеволод Владимирович, старший штурман корабля.

На Руси, в отличие от других стран и народов, испокон веку на войне водилось если и принимать смерть, то только геройскую. И на Руси  испокон веку русские люди на поле брани только геройскую смерть и находили, не числясь  при сем со званиями и былыми заслугами перед Отчизной. Дать добро принять геройскую смерть – то последняя милость от Отечества для русского человека! Так уж, видимо, на нашей матушке-Рассее заведено испокон веку…

Общее горе и одиночество сблизило двух этих славных женщин. Детьми обзавестись не успели, мужья служили и сложили свои головы  вместе, в одном бою и на одном корабле. Родственников не осталось ни у одной, ни у другой, и обе уже потеряли надежду обзавестись новой семьёй – обеим уже давно минуло сорок… Так вот часто случается, что разные по сословию,  по воспитанию люди становятся самыми родными и самыми близкими на всей огромной земле…

Вера Павловна и Надюша относились к Казарскому со всей не растраченной душевной теплотой пожилых, обречённых до скончания своего веку на одиночество, женщин. Вера Павловна и плату за полный пансион брала с молодого офицера чисто символическую. В средствах она не нуждалась, так как у неё остался кое-какой капитал от мужа. Своё небольшое имение в Тамбовской губернии, куда Вера Павловна с покойным мужем Львом Игнатовичем мечтали перебраться по окончанию его флотской службы,  она с помощью своих родственников довольно выгодно  продала. Да и пенсия выплачивалась за мужа…

Вера Павловна и Надюша были ему бесконечно рады и по-своему счастливы в те редкие вечера, когда Александр бывал дома. Тогда ставился на большой круглый стол, застланный белой, чистого полотна, с вышитыми по углам узорами, скатертью, огромный, медный, в форме  вазы, самовар. Доставалось из буфета  варенье, приготовленное Надюшей под  деятельным патронажем Веры Павловны, и выносились свежевыпеченные пирожки с мясной, капустной и сладкой начинками, до которых были охочи и сами женщины.

Приятное чаепитие за разговорами могло затянуться и до позднего вчера, но это вовсе не обременяло Александра Ивановича. Более того, время, проведённое в компании этих двух прекрасных женщин, с новою силою напоминало каждый раз о безвозвратно минувших днях его далёкого детства, проведённого в родительском доме, когда так же по вечерам в гостиной за самоваром собиралось всё многочисленное семейство Казарских. Такие вечера помогали ему  сохранить в памяти не только тепло родительского дома, но и юношескую целомудренность помыслов с малой толикой наивности и мечтательности. Собственно говоря, именно эти возвышенные, благородные устремления и грёзы прежде всего так легко и безжалостно сшибает с ещё не успевшего до конца упрочиться миропонимания молодого человека незыблемая логика правоты командира, и свирепо перемалывает их на своих жерновах уставов, приказов и правил всего уклада ратной службы.

Это неизменно происходит с каждым, кто решает посвятить себя служению Отечеству на воинском поприще и редко кому удаётся сохранить за сим благородном занятием неприкосновенными в первозданной чистоте свои душу и сердце, потому как ратная служба сама изначально не может обойтись с человеком по-иному. Просто ей, военной службе, потребен муж, умеющий прежде всего подчиняться, а потом уже и мыслить, причём исключительно категориями самой военной службы. А посему весь уклад обучения ратному ремеслу требует от младого, окончательно не успевшего опериться человека, беспрекословного, безропотного повиновения подчинённого своему командиру. Ибо пока начальник будет длительно и вежливо, путаясь во французском, растолковывать несообразительному подчинённому, отчего он, а не кто-то иной должный поспешать в темный трюм и заделывать там, находясь по горло в холодной воде,  полученную в бою вражьим ядром пробоину, или таскать до полного изнеможения брезентовыми вёдрами забортную воду для тушения пожара, грозящего в любое мгновение взорвать крюйт-камеру, может статься так, что корабль со всей командой за считанные минуты, так и не дождавшись полного разумения подчинённым всей значимости наступивших обстоятельств, отправится под воду, прямо в нептуново царство на радость злобному супостату!

В сем и содержится всё очарование логики военной службы, когда в один прекрасный момент то, что всегда для всех считалось и продолжает слыть кругом,  внезапно для одного, но старшего, оказывается точным квадратом. Однако ж главное состоит в том, что это правило ратной службы не требует ровным счётом никаких доказательств. Оно со временем приобретает статус незыблемого закона и уже воспринимается каждым военнослужащим как математическая аксиома, не требующая ровным счётом никаких доказательств. Воспринимается  просто так, на совесть и веру, ибо писано это правило кровью не одного поколения служивого люду…

Надюша пропустила в коридор Казарского. Он привычными движениями снял с головы тяжёлую треуголку, отстегнул шпагу и передал ей. Приняв от него "капитуляцию", Надюша сразу же доложила:

- Александр Иванович, тут к вам капитан-лейтенант один заходил, пока вас не было.

- Кто, Надюшенька, в каком часу? – безразлично спросил Казарский.

- Да вот, с полчаса тому, а кто – не могу знать, ни разу его у нас не видела. Я его просила обождать, так он не стал ждать, а написал и просил передать бумагу… вот она здесь, на вашем столе.

Казарский поблагодарил Надюшу и прошел к себе в комнату. В комнате на его секретере лежал лист бумаги, сложенный вдвое. Ему не терпелось и было весьма интересно знать, кто мог навещать его. Взяв листок в руки и развернув его, Казарский тут же принялся читать.

Александр сразу же узнал этот почерк. Записка была написана рукою его давнего товарища и как раз капитана того самого старенького брига, на который назначался командиром он. Капитан-лейтенант Стройников Семён Михайлович извещал Казарского, что приглашает его в воскресенье за город, к Херсонесу, на пикник по случаю получения назначения его капитаном на  корабль первой линии - бриг "Меркурий" а его, то есть Казарского, капитаном на бомбардирское судно "Соперник", коим ему довелось командовать до сегодняшнего дня. Все подробности обещал рассказать при встрече на Графской, после утренней воскресной службы в соборе, потому как на Херсонес добираться будут на катерах под парусом. "Так удобнее, быстрее и не так утомительна дорога. О своём решении сообщи незамедлительно". Внизу записки красовалось одно короткое слово, скорее нарисованное, чем написанное размашистым почерком и украшенное замысловатыми вензелями: "Семён". В постскриптуме значилось, что если у Александра будет время и желание, то Стройников приглашает его сегодня вечером к себе на корабль, то есть будет в гостях у него на своём, пока, "Сопернике". На этом  записка заканчивалась.

Казарский не успел удивиться, откуда так быстро прознал его друг-ловчила  о назначениях, как в дверь его комнаты постучалась и тихо вошла Надюша:

- Александр Иванович, обед готов. На первое –борщец с телятиной, по-малоросски, а на второе приготовила гречневую кашу с мелко нарезанным мясом, слегка обжаренным и потом тушеным до полной готовности под сметанным соусцом  со специями. Когда готовила, то пробовала, чтоб не пересолить и  не удержалась,  немного откушала, так вкусно… Так вы с Верой Павловной обедать будете?

Казарский сложил лист с запиской, как он был сложен преждеЮ и положил  его обратно на старое место:

- Нет, Надюша, при всем желании не могу. Извинись за меня перед Верой Павловной, что не смогу сегодня с ней отобедать. Товарищ просил встретиться с ним и отказать ему не могу. Так что, пожалуйста, накрой у меня. Я перекушу и бегу. Когда вернусь – сказать толком не могу, постараюсь вернуться к чаю.

- И не завтракал, и не обедал толком, и вместо ужина – чай… Ладно бы зазноба была, а то кому и сказать стыдно, что до сих пор один как неприкаянный. Может, сглазил кто? Может, к бабкам каким сходить?.. - тихо не то ворча, не то причитая, пошла Надюша на кухню за подносом. Скоро она вернулась, неся поднос, до верху заставленный разными блюдами с едой. Она молча принялась расставлять тарелки, абсолютно не обращая никакого внимания на Казарского.

Продолжение следует

Автор: Олег Довгалюк
Источник: Крым Вечерний
Просмотров: 147
Комментариев: 0
Тэги: Мир  литература  книга  Довгалюк 

В тему:
Последние комментарии:
Читать все комментарии

Добавить комментарий
Пожалуйста, придерживайтесь темы данной публикации, для общения на другие темы у нас есть форум. Выражая свое мнение, соблюдайте общепринятые правила приличий. Площадная брань, оскорбления, спам и т.п. удаляются. Количество знаков в комментариях ограничено. Действует лимит 24 часа/комментариев для не зарегистрированных пользователей.

Ваше имя (*)
Тема (*)
Комментарий (*)
Число на картинке (*)

    Последние публикации
Деньги есть. Крымским предпринимателям предложат кредиты для выплаты зарплат
В Крыму предприниматели смогут получить беспроцентные кредиты на выплату зарплаты своим сотрудникам. Об этом стало известно во время ежедневного засед >>>

В интересах чиновников. Госдума разрешила Крыму и Севастополю госзакупки в особом порядке
Государственная Дума РФ приняла в третьем чтении законопроект, предусматривающий особый порядок действия закона "О контрактной системе в сфере за >>>

Безопасность превыше всего. В Крыму заморозят все стройки, кроме трассы "Таврида"
Власти Крыма приняли решение о приостановке работы строительной отрасли Крыма до 6 апреля. Как сообщил вице-премьер Крыма Евгений Кабанов, приостанови >>>

Шаг влево, шаг вправо. Вслед за Севастополем Крым вошел в режим самоизоляции
Глава Крыма Сергей Аксёнов своим указом обязал всех жителей республики оставаться дома в период с 3 по 6 апреля. Документ опубликован на портале прави >>>

1 апреля - никому не верю. О Севастополе, коронавирусе и смешных тенденциях
Мне представляется, топ первоапрельских шуток в этом году должен возглавить ВРИО губернатора Севастополя со своим обещанием, что в День дурака за несо >>>

Кроме шуток. С 1 апреля в Севастополе введен режим "всеобщей самоизоляции"
Врио Губернатора Севастополя Михаил Развожаев в целях профилактики по нераспространению новой коронавирусной инфекции подписал Указ, обязующий граждан >>>

Спалились. Правительство Севастополя эвакуировали из-за пожара, жертв нет
Сотрудников правительства Севастополя, работающих в главном здании на улице Ленина, 2 временно эвакуировали из-за возгорания. Велись работы по&nb >>>

С вещами на выход. Развожаев пообещал севастопольцам пропуски из самоизоляции
И.о. губернатора Севастополя Михаил Развожаев допускает, что в городе могут быть введены специальные пропуски для граждан, которые дадут право выходит >>>

Шашлык во время чумы. Инфекционист рассказала, чем опасны поездки по Крыму
Врач-инфекционист ГБУЗ РК "Симферопольская городская клиническая больница №7" Татьяна Одинец призвала крымчан отказаться от поездок на приро >>>

Никто никуда не торопится. Крымчане откладывают покупку авто из-за курса доллара
Больше половины крымчан отложили покупку машины из-за скачка курса доллара. Это выяснил автомобильный портал Дром с помощью проведенного опроса. По ре >>>

Коллективный разум
Форум

Лучше раз увидеть
Фотогалерея

Сезон. Лето
Реклама




МЕСТО СДАЕТСЯ





Интересное у нас
Мир Губа не дура. Еврокомиссия мечтает, чтобы Россия "открыла" Керченский пролив
Скрижали Аквалангисты - это не игра. Археологи из Петербурга исследуют "крымскую Атлантиду"
Здоровье Губит людей не пиво. Алкоголь "косит" мужиков почище СПИДа - ВОЗ
Отдых "Крымский Лас-Вегас". Местом для создания игорной зоны определен Кацивели
Авто Хуже воровства? Каждый пятый литр топлива в Крыму некачественный - Росстандарт
Спорт Офсайд. Крымские футболисты понятия не имеют, как будут играть в условиях санкций
Книжная полка "Хроника флотского спецназа". "Авианалет"
Реклама



МЕСТО СДАЕТСЯ



Блоги
.
.
Погода
Уже история
Архив В Симферополе идет судебный процесс по отмене украинской Конституции Крыма
На правах рекламы Куда уходит детство? Не детские проблемы маленьких крымчан
Реклама