Искать!
БИЗНЕС
Промо-зона TianDe: Мы несем красоту и успех людям, которые нас окружают!
ОПРОС

Переболели ли Вы, Ваши родственники и знакомые COVID-19?

Да
Нет
Не знаю
А что такое COVID-19?

РЕКЛАМА



МЕСТО СДАЕТСЯ




ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
Приоритет Путин поручил. Москва выделит 50 млрд рублей на водообеспечение Крыма и Севастополя
События Ключевой вопрос. В правительстве рассмотрят план водоснабжения Крыма
Репортаж Автомобиль не роскошь. В Севастополе прогнозируют транспортный коллапс
Проиcшествия Берегись мотоцикла. Экс-кандидат в губернаторы Севастополя попал в ДТП
Политика Допрос с пристрастием. Бутина рассказала, как в ФБР ее склоняли из-за Крыма
Экономика Овес нынче дорог. Севастополь впереди Крыма по росту потребительских цен
Общество Правда глаза колет. Житель Украины рассказал согражданам о жизни в Крыму
Интервью Андрей Бородин: Крым создан для гармонии души и тела
Трибуна Клинические испытания. Крым как симптом весенних обострений
Среда обитания Влага небесная. Благодаря осадкам в Крыму пополняются водохранилища
Культура Энотерапия. В Крыму оценили шутку Урганта о крымской вакцине от COVID
Спецпредложение Читали? "Хроника флотского спецназа" (фото)
РЕКЛАМА



МЕСТО СДАЕТСЯ




ПАРТНЁРЫ

2014-04-12 03:14 Книжная полка

"Потомству в пример". Глава XXII. Окончание русско-турецкой войны. Торжественный подъём Георгиевского флага и вымпела на бриге «Меркурий»



ВАША РЕКЛАМА
Прошло уже более месяца с того памятного сражения брига "Меркурий" с двумя турецкими адмиралами.

Казарский, произведённый в капитаны 2 ранга и назначенный на должность флигель-адъютанта Его Императорского Величества Николая I с сохранением прежнего места службы, то есть на Черноморском флоте, уже давно поправился от полученной контузии и весьма успешно исполнял обязанности капитана нового фрегата "Поспешный". Именно уже капитаном этого 44-пушечного красавца Казарский принимал участие и отличился в одной из последних операций летней компании 1829 года – взятии Месемврии.

Для героя не только всего Императорского военно-морского флота России, а и всей Российской империи, казалось, наступили самые прекрасные и исполненные личного счастья дни. О нём только и говорили и передавали друг другу невероятные подробности боя маленького брига с двумя турецкими линейными кораблями. И весьма возможно, что об этих подробностях ни сном, ни духом не ведал и сам Александр Иванович. Ну что тут можно было поделать, когда слава и известность в России всегда были подобны сходу снежной лавины, начавшей своё движение от незначительного толчка. А тут такое дело!

Герой Отечественной войны 1812 года, прославленный гусарский полковник и поэт Денис Давыдов посвятил Казарскому свои строки: "Мужайся! – Казарский, живой Леонид, ждёт друга на новый пир славы…"

Александр был желаемым гостем в каждой компании офицеров Черноморского флота. Перед ним были широко распахнуты двери многих севастопольских домов, да и не только севастопольских, в которых в которых досточтимые отцы семейств и их почтенные жёны открыто перед всеми гордились дружбою с ним. Что говорить о простых моряках Севастополя, когда сам генерал-адмирал Грейг – главный командир Черноморского флота и портов, частенько по выходным приглашал офицера к себе домой, на воскресный обед. Главной особенностью этих обедов было то, что, кроме капитана 2 ранга Казарского и супруги адмирала никого более, как правило, не было. Сыновья грозного адмирала уже давно служили на Балтийском флоте, а другие лица в доме Грейга, по его словам, вызывали лишь полную тоску. Поэтому в доме адмирала за обеденным столом встретить кого-либо еще было величайшей редкостью, отчего адмирал свободно обсуждал в непринуждённой обстановке вопросы строительства новых кораблей для Черноморского флота по системе Сенингса и перспективы развития и использования кораблей с паровыми движителями в Императорском российском флоте. По всему было видно, что адмирал совершенно не скрывает своих симпатий к молодому талантливому офицеру.

Однако настоящего ублаготворения от своего утверждения и в обществе, и на службе Казарский не испытывал. По-прежнему оставалась неизвестна судьба фрегата "Рафаил", его команды и самого капитана корабля. Многие были склонны считать и считали, что "Рафаил" немногим ранее того майского сражения 1829 года был настигнут турецкой эскадрою и погиб в неравном бою. Да и как ещё можно было объяснить столь долгое отсутствие или пропажу новейшего корабля Черноморского флота?

Казарский несколько раз заходил в гости к  Гердт. Анна  Сергеевна  всегда радушно и тепло встречала своего друга, но разговора у них всё никак не получалось. По всему было видно, что молодую женщину тяготит неизвестность о "Рафаиле", а успокоить её Казарскому было невозможно. Став один раз в самом начале собственной жизни вдовой морского офицера,  Гердт считала, что горькая судьбина опять  карает её за какие-то прегрешения, наказывая смертью любимого человека. Даже когда в Севастополь пришла бумага из ведомства вице-канцлера Нессельроде, проливающая свет на судьбу Стройникова, разведанную агентами,  Гердт отказывалась верить случившемуся горю, считая всё какой-то громадной ошибкой. Ну как Семён Стройников – решительный, отважный и отчаянный моряк, смог без единого выстрела спустить перед неприятелем российский флаг? Он не мог это сделать потому, что просто не мог. Он погиб – это уж верно, но не в турецком плену. И самым веским доказательством её женской логики был довод: "Это неверно, потому что неверно!".

А Александр и сам не верил случившемуся, однако приведённые в бумаге факты говорили сами за себя. Теперь Казарскому становилась вполне понятной настойчивость двух турецких флагманов в их стремлении именно пленить, а не уничтожить его маленький бриг. Вот почему они отказались от погони за "Штандартом" и "Орфеем" - более весомыми и лакомыми кусками, и решили довольствоваться лишь количеством пленённых русских кораблей. От того так и тужились друг перед другом в своём желании полонить "Меркурий". Ведь и малому дитяти ведомо, что два линейных корабля своим бортовым залпом из ста орудий могли бы, действуй они по уму, в один секунд разнести бриг на мелкие щепки. А они решили по-другому, в чем и потерпели свою неудачу. "Вот и получается, что Семён, хоть и не прямо, но косвенно, спас и команду "Меркурия", и меня - своего друга. Ведь не случись этого двумя днями раньше, то "Меркурий" был бы легко расстрелян из тяжёлых османских орудий…", - размышлял Казарский, пытаясь найти объяснение поступку Семёна Стройникова.

Все-таки понимая теперь действия двух османских адмиралов, Александр не находил объяснений сдаче Стройниковым своего корабля неприятелю. И всё-таки он чувствовал, что не трусость заставила Семёна спустить свой флаг перед врагом, а что-то другое. Вот бы увидеть его хоть на короткий миг, тогда бы он точно узнал причину пленения "Рафаила". А сейчас он мог только согласиться с мнением Гердт, но не более того. Прекрасно понимая безнадёжность всех своих попыток хоть как-то успокоить убитую горем женщину, Казарский старается не докучать ей своим присутствием. А пока он весь, как и прежде, полностью в службе: крейсерские операции, морские сражения, блокады морских городов противника и краткие минуты пребывания в родном Севастополе…

После успешного завершения русско-турецкой войны 1828 – 1829 годов адмирал Грейг назначает капитана 2 ранга Казарского командиром нового линейного корабля "Тендос". Это происходит уже в начале 1830 года.

По решению генерал-адмирала Грейга торжества по случаю поднятия  на корабле "Меркурий" Георгиевского флага и вымпела назначаются первоначально на февраль месяц. Однако вспыхнувшая в Севастополе эпидемия холеры заставила отложить эти праздничные мероприятия на март, а затем и вовсе передвинуть на май месяц.

И вот наступил долгожданный 3 день мая месяца 1830 года от Рождества Христова.

Это майское утро в Севастополе выдалось на удивление погожим и тёплым. Солнце быстро поднималось в бирюзовую высь безоблачного южного неба, обещая жаркий день. Оно заливало ярким блеском и зеркальные, совсем заштилевшие, преголубые севастопольские бухты, далеко врезающиеся в берега, и стоящие на рейде многочисленные военные корабли: фрегаты,  бриги, шхуны, тендеры и яхты Черноморского флота.  Красавец Севастополь, поднявшийся над морем в виде амфитеатра и сверкавший своими фортами, куполами церквей, господскими домами и домиками матросов и рабочих Адмиралтейства среди зелёных куп садов и окрестных хуторов, утопал в утреннем свете ласкового южного солнца.

Был на исходе шестой час прелестного весеннего утра. На кораблях давно уже кипела работа. К подъему флага, то есть к восьми часам утра, все корабли приводятся в тот обычный щёгольский вид умопомрачительной чистоты и безупречного порядка, каким вообще отличались суда Черноморского флота.

С раннего утра тысячи матросских рук тёрли, скоблили, мыли или, по выражению самих матросов, "драили и наводили чистоту" на палубы, на пушки, на медь, словом всё, что было на палубах и под ними до самого трюма.

У самого берега Артиллерийской бухты стояли небольшие рыбачьи суда из соседнего Севастополю городка Балаклавы со свежей, только что выловленной рыбой.  Какой только рыбы не было на базаре! И камбала, и скумбрия, и жирная кефаль, и бычки, и маленькая золотистая султанка – самая вкусная рыба Чёрного моря. Только что наловленные мидии  лежали в корзинах и предлагались поварам и кухаркам.

Тут же, рядом с рыбным рынком, у Николаевского форта, в прозрачной, словно горный хрусталь воде заливчика бухты, отливавшей изумрудом, купалась ватага мальчишек. С весёлым смехом и визгом с разбегу бросались они в обжигающую весеннюю прохладу морской воды и плескались, плавали, ныряли, словно утки, отчаянно соревнуясь в своём искусстве друг перед другом.

Над рынком, залитым блеском  поднимающегося ввысь солнца, стоял непрерывающийся говор толпы, изобиловавший неправильностями языка всех южных морских городов и мягким тоном малороссийского акцента. Среди этой речи выделялись порой торопливые громкие и в то же время вкрадчивые нотки говора балаклавских греков с их смуглыми, мясистыми лицами, горбатыми носами,  чёрными с поволокой глазами, напоминающими крупные маслины, и с быстрыми темпераментными жестами оголённых мускулистых рук цвета тёмной бронзы. Слышатся и гортанные звуки татар, сидящих на корточках у корзин со свежими овощами, зеленью и первой клубникой с выражением горделивого то ли бесстрастия, то ли пренебрежения к "неверным". Порой, перекрывая все голоса рынка, над базаром проносится энергичная брань, приправленная самыми великорусскими импровизациями бойких, задорных "дам рынка" - торговок-матросок, вызывающая громкий смех рыночной публики. В их виртуозности мог бы позавидовать  старый боцман, прослуживший не один десяток лет на кораблях и "шлифовавший" своё искусство в жестоких штормах и смертельных баталиях с врагами Отечества.

Никто в этой шумной и пёстрой толпе и не догадывался, что намедни из столицы фельдъегерской императорской почтой был доставлен указ самого Государя Императора о награждении брига "Меркурий" Георгиевским флагом в ознаменование славной победы  в  бою над  двумя лучшими линейными кораблями Османской империи.

На кораблях отбили склянки – половина восьмого утра. До подъема флага остаётся полчаса. По сигналу горниста на кораблях Черноморского флота закончили корабельные работы, команды отправлены для переодевания в чистое форменное платье.

Без четверти восемь над рейдом неторопливо, несколько даже печально, словно песнь ямщика,  зазвучал горн, играющий  "Захождение". На палубе "Меркурия" уже построились в чистых новых рубахах команда, караул и флотский духовой оркестр, доставленный по приказанию Главного командира Черноморского флота и портов генерал-адмирала Грейга Алексея Самуиловича по случаю проводимых торжеств и  подъёма Георгиевского флага. Офицеры корабля, приглашённые офицеры штаба и капитан 2 ранга Казарский стояли в парадных мундирах, сверкавших  на солнце золотым шитьём. Вновь назначенный командир брига капитан-лейтенант Панютин Мефодий Петрович вместе с вахтенным офицером стоит у парадного трапа по правому борту, нервно повторяя про себя, словно "Отче наш…", доклад адмиралу. До подъёма флага остаётся чуть более десяти минут. Панютин начинает нервно расхаживать по палубе. Сигнальщик, увидав белую адмиральскую гичку на Графской, со всех ног шарахнулся к вахтенному офицеру:

- Адмирал, ваше благородие!

- Где?

- Идёт к гичке, ваше благородие!

- Доложи, как отвалит.

- Есть! – ответил сигнальщик и со всех ног кинулся с полуюта.

Щеголяя своим сипловатым юношеским баском, лейтенант крикнул:

- Фалрепные, караул и музыка - наверх, адмирала встречать!

Старый боцман Конивченко засвистал в дудку и закончил команду руладой артистического сквернословия.

Здоровые гребцы на гичке, отобранные специально для адмирала со всех кораблей, наваливались изо всех сил, а затем резко откидывались  назад всем своим телом, чтобы сильнее сделать гребки. Казалось, что гичка несётся над водой. Ещё несколько сильных гребков - и она взмоет чайкой в синее небо!

Сигнальщик издали прокричал от волнения срывающимся голосом:

- Ваше благородие! Ваше благородие, гичка с адмиралом отвалила от пристани!

- Дистанция – три с половиной  кабельтова!

- Доложи командиру и всем офицерам! – отправил рассыльного оповестить офицеров, а сам отдал приказание: -  Команде во фрунт!

Офицеры и команда "Меркурия", одетые в новое парадное платье, построились. Командир брига Панютин  приблизился к вахтенному офицеру.

- Рапорт помните правильно?  Фалрепные будут надёжные-с? Физиономии-то у них лицеприятные? Где? Где же они? Почему еще не на местах-с? -  взволнованно, с  шепота переходя почти на крик, проговорил Панютин вахтенному офицеру.

- Фалрепные на местах, господин капитан, -  ответил вахтенный офицер. В это время сигнальная вахта доложила, что катер адмирала уже за кормой и заходит к трапу правого борту.

Командир брига, за ним чуть далее за спиной слева вахтенный офицер, приготовились к встрече.

Гичка с кормы обошла "Меркурий" и полетела к выставленному парадному трапу. С разбегу зашабашила и, удержанная крюком, щеголеватая шлюпка остановилась как раз своей кормой к середине решётчатой доски трапа.

- По чарке, молодцы! - отрывисто бросил довольный адмирал Грейг, не по годам молодцевато, с шиком выскакивая из адмиральской гички.

- Рады стараться, ваше высокопревосходительство! – ответил один загребной от имени всех красных, вспотевших и тяжело дышавших гребцов.

К трапу для страховки поднимающегося на корабль флотского начальства подбежали фалрепные. Они лихо приняли с катера командующего брошенные им швартовые концы  и закрепили их за шлюпочные кнехты.

* Продолжение следует 

Автор: Олег Довгалюк
Источник: Крым Вечерний
Просмотров: 226
Комментариев: 0
Тэги: Мир  литература  книга  Довгалюк 

В тему:
Последние комментарии:
Читать все комментарии

Добавить комментарий
Пожалуйста, придерживайтесь темы данной публикации, для общения на другие темы у нас есть форум. Выражая свое мнение, соблюдайте общепринятые правила приличий. Площадная брань, оскорбления, спам и т.п. удаляются. Количество знаков в комментариях ограничено. Действует лимит 24 часа/комментариев для не зарегистрированных пользователей.

Ваше имя (*)
Тема (*)
Комментарий (*)
Число на картинке (*)

    Последние публикации
Война продолжается. В Севастополе обезвредили более 100 старых боеприпасов
Саперы МЧС извлекли из земли в Севастополе и транспортировали в безопасное место более 100 взрывоопасных предметов времен Великой Отечественной в >>>

Туда нельзя. Крымчанам рекомендуют не ездить на Украину из-за Covid
В Крыму уровень заболеваемости COVID-19 вырос почти в два раза за последние две недели, рост заболеваемости зафиксирован в девяти районах республики. >>>

Силовой вариант. Украина при поддержке США может начать военные действия против Крыма
Киев, пользуясь поддержкой США, может организовать провокации, чтобы начать военные действия против Крыма. Об этом на совещании по обеспечению на >>>

Влага небесная. Благодаря осадкам в Крыму пополняются водохранилища
За прошедший месяц почти все основные водохранилища Крыма получили уверенные притоки. В общей сложности запасы воды в них увеличились на 9,6 миллиона >>>

Реализовать волеизъявление. В Крыму предложили ввести прямые выборы глав администраций
Глава Крыма Сергей Аксёнов и спикер парламента республики Владимир Константинов предложили ввести прямые выборы глав администраций муниципалитетов. Об >>>

Лед тронулся. Лужкову могут присвоить звание почетного гражданина Севастополя
Память экс-мэра Москвы Юрия Лужкова в Севастополе – столичный градоначальник наш город всячески поддерживал – планируется увековечить как >>>

Ритуальные заявления. Эксперт оценил перспективы возможной войны за Крым
Перспективу силового "возвращения" Крыма невозможно рассматривать всерьез, военные потенциалы России и Украины несоизмеримы. Такое мнение РИ >>>

Не всё включено. Крымский бизнес сомневается в возможностях all inclusive
Крымские отельеры оценили идею введения отечественного all inclusive. Именно такие стандарты рассматривают для внедрения в туристической отрасли полуо >>>

Твори добро. Спиваков поможет крымским монахиням материально
7 марта в Московском международном доме музыки состоится благотворительный вечер "Человек, возлюби мир! Час Баха" народного артиста СССР Вла >>>

Торговля делами. В Крыму экс-полицейские получили по 8 лет из-за публичного дома
Железнодорожный районный суд Симферополя вынес приговор в отношении двух бывших полицейских, которые получили от сутенёра взятку в 3 миллиона рублей з >>>

Коллективный разум
Форум

Лучше раз увидеть
Фотогалерея

Сезон. Осень
Реклама




МЕСТО СДАЕТСЯ





Интересное у нас
Мир 101-е предупреждение. США снова не нравится происходящее в Крыму
Скрижали Со дна "постучали". Древний парусник обнаружили ученые близ берегов Крыма
Здоровье Антирекорды вируса. Крымчан без маски нигде не будут обслуживать
Отдых Чужие здесь не ездят. Туристам в Крыму пока могут предложить "отдых" в обсерваторе
Авто Мир, труд, май. В Крыму фиксируют значительный рост въезжающих на полуостров
Спорт Как фанера над Парижем. "Украинские атаманы" всухую проиграли "Команде России"
Книжная полка "Хроника флотского спецназа". В море
Реклама



МЕСТО СДАЕТСЯ



Блоги
.
.
Погода
Уже история
Архив Дорога: какими будут штрафы?
На правах рекламы Стихия. Энергетики Крыма устраняют последствия непогоды на полуострове
Реклама